Постфинем: Цитадель Дьявола

Глава 16

Дэниел сгруппировался и благодаря тому, что бродяги ослабили хватку, грубо растолкал их в стороны и первым бросился к Еве, бессознательно распластавшейся на полу. Кровь отхлынула от её лица, кожа сделалась болезненно-бледной.

Упав на колени возле Евы и зажав рану на её животе, Дэниел оглядывался в поиске Габриеля, но он и так уже присел рядом, снимая перчатки.

Бродяги шумели. Перекрикивались и толкались. Марианна демонстративно медленно подошла к Дэниелу. Надменно хмыкнув, она задержалась, пристально осматривая Еву и, бросив взгляд на отрубленную голову Катоны, подняла руки вверх, привлекая внимание и призывая к тишине.

— Отличное представление! — воскликнула она. — Яма давно не видела столь зрелищных сражений! Прискорбно, что Катона покинула нас, но она ушла достойно. Чтя её память, я хотела бы заострить внимание на победах Катоны — пятьдесят шесть! Приличное число. Следуй по тёмным тропам[1], Катона «Неукротимая» Кирк. Мы будем помнить тебя!

Последние слова Марианны перекрыл согласный клич, эхом наполнивший помещение, отчего казалось, словно в нём намного больше людей, чем есть на самом деле.

Когда крики бродяг поутихли, а Марианна ушла с парой мужчин, взявших тело и голову Катоны, Дэниел перевёл взгляд на Еву. Она была такой же бледной и бездыханной. Волосы прилипли ко лбу, веки едва заметно трепетали…

— Клинок не пробил печень. Останется знатный шрам, но с ней все будет в порядке, — подбадривающе улыбнулся Габриель, заканчивая с исцелением.

Дэниел посмотрел в его глаза и понял: товарищ ни капли не сомневается в своих словах и силах. И это вселило в Дэниела уверенность. Он снова перевёл взгляд на Еву и заметил, как розовеют её щеки. Краем уха услышал голос Батарина — он дерзко переговаривался с кем-то из бродяг.

— Я сказал: никакого прощального ужина! Мы уходим, только Ева встаёт на ноги.

— Но по правилам...

— Мне плевать на ваши правила! Ты глухой или да? Передай своей Марианне, что нам уже тошно...

— Рин, — Волфоллия перебила гневное высказывание Батарина. — Не горячись.

— Верно, не горячись, Рин, — съязвил неизвестный бродяга.

— Хотя… Знаешь? Седер успел проголодаться. Давай устроим ужин! Только ты будешь главным блюдом, — с долей иронии предложил Батарин.

— За такие слова Марианна обычно отрезает язык... — начал бродяга, но Дэниел отвернулся, не дослушав.

Ева ахнула и распахнула глаза. Габриель убрал руки, вытер их о штаны. Бегло осмотрев его, Дэниел сосредоточил всё внимание на Еве. Её губы подрагивали, лоб блестел капельками пота. В глазах — страх и непонимание. Она машинально ощупала живот, оглядела окровавленные пальцы и лишь затем заметила, что другой рукой крепко сжимает ладонь Дэниела.

— Как ты? — заботливо спросил он.

— Жива, — выдохнула она и обратилась к Габриелю: — Спасибо.

Он кивнул, вручил ей наушник и поднялся.

Дэниел же, заглянув в глаза Евы, резко осознал, что нуждается в ней. Впрочем, он стремительно вытянул руку из её пальцев, на мгновение затаил дыхание и встал. Сначала нужно разобраться в себе и пережить рейд в Цитадель — только затем признаваться в чувствах.

Они с Габриелем помогли ей подняться, после чего вместе подошли к Батарину с Волфоллией. Те стояли молча переглядываясь.

— Что произошло? — осведомился Габриель.

— Бродяги закрыли границу Шторма и не выпустят вас, пока вы не поедите с ними на прощальном ужине, — дала о себе знать Таньа.

— Сколько до «волны»? — спросил Дэниел. В его животе урчало, и он был не прочь подкрепиться.

— Точно сказать нельзя, мне жаль.

— Они не выпустят нас без ужина? — Ева сняла перчатку, вытерла кровь с лица и поправила волосы.

— Нет.

— Делов-то. Давайте поедим. — Пожав плечами, она оглянулась. Вернулась на ринг, чтобы забрать шантель, после чего пошла за отрядом на улицу.

***

Вечер подступал медленно.

Небо розовело у горизонта, облака окрасились в оранжевый цвет. Ветер приносил запахи рыбы и водорослей, а от вертела с насаженными на него аппетитными кусками мяса веяло копченостью и пряностями.

Марианна приняла решение отряда остаться на ужин с широкой ликующей улыбкой и пригласила всех занять места у костра. Так как большинство бродяг оцепило границу Шторма, с отрядом остались немногие.

Короткостриженая пожилая женщина в потертых кожаных доспехах внимательно рассматривала Волфоллию, словно изучала её. Другая женщина с рыжими локонами и бельмом на правом глазу умело крутила вертел, следя за мясом и вытирая брызги жира с невзрачного камзола. Мужчина в меховой жилетке, один из тех, кто помогал выносить тело Катоны, сидел напротив Батарина, но смотрел куда-то сквозь него. Молодой по сравнению с остальными парень в джинсовых штанах и кольчуге украдкой поглядывал на Еву, не скрывая восхищения. А старик в лёгких доспехах и с топором не сводил глаз с мяса, покрывшегося уже коричневой корочкой.

— И всё же я рада, что вы остались на ужин, — улыбнувшись, сказала Марианна.



Диана Винтер

Отредактировано: 18.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться