Постфинем: Цитадель Дьявола

Размер шрифта: - +

Глава 16

Волфоллию разбудил не шум движения, и даже не новый рассвет, заигравший лучами на её веках. Её разбудила тишина.

Стараясь не разбудить Дэниела с Габриелем, Волфоллия поднялась с пола, отряхнула комбинезон от пыли и мусора. Внимательно оглядевшись, заметила, что мракоборцев и след простыл. Они ушли также внезапно, как и пришли, оставив слова недосказанными. Волфоллии хотелось многое узнать об их жизни, законах, но, видимо, не суждено. Однако в некоторой степени, она была рада, что не узнала всей правды. Та могла оказаться слишком шокирующей.

Поправив ремень чехла с винтовкой, Волфоллия, осторожно ступая, направилась в комнату к Батарину. На душе было на удивление спокойно. После того, как организм получил требуемый отдых, она чувствовала себя полностью готовой для дальнейшего пути. Все испытания, которые остались позади, сделали её сильнее, и хоть будут грустными воспоминаниями преследовать до конца дней, она должна приложить все силы, чтобы довести задание до конца, и чтобы смерть Евы не оказалась напрасной. Каким не будет результат разведки — это будет результат, в получение которого Ева тоже участвовала.

Волфоллия задержалась у первой ступеньки, рассматривая граффити на стене. Рисунок в стиле абстракции рассказывал о парне с непослушным густым чубом и девочке с рогами, которая злилась видимо на того же парня.

Улыбнувшись одним уголком губы, Волфоллия пошла вверх по лестнице. Поднявшись на второй этаж, прикоснулась к микрофону в ухе:

— Таньа, ты там?

— Я всегда здесь, — мгновенно отозвалась та.

— Когда прибудет броневик?

— Через полчаса он будет ждать вас на углу сорок девятой улицы у мэрии.

— Спасибо. Есть еще какие-то новости?

— Ну… как сказать… В Норе всё спокойно. Вот недавно подавили вспышку лихорадки у чертователей. Предупреди Рина, чтобы он не расставался с Седером. Только тенебрис сможет защитить его от той самой лихорадки. Ближайший выброс будет часов через шесть. Броня автомобиля должна… она защитит вас. Я уверенна. А так — ничего.

— Я поняла, предупрежу. Значит, идем к мэрии.

— Да. Без проблем. По городу не видно никакой активности, кроме вас. Другими словами, он пуст. Демоны прячутся от благодати. Похоже на них она влияет ещё сильнее, чем на чертователей. Некоторые чудища буквально сходят с ума. Бросаются друг на друга. Рвут на части сородичей.

— Что тогда происходит в Цитадели?

— Даже представить страшно…

— Пускай. Всё равно скоро всё увидим собственными глазами. До связи. Мне нужно поговорить с Рином.

— Хорошо. Секретничайте. Подслушивать не буду, — в голосе Таньи прозвучала улыбка.

Волфоллия кивнула и прошла по коридору к нужной двери. Медленно отворив её, перешагнула порог и остановилась.

— Просто невероятно, да? — Батарин стоял лицом к окну и смотрел, как светлеет небо.

— Что?

— То, что мы встречаем рассвет, не смотря на всё, во что успели ввязаться. И, несмотря на всё… мы живы.

— Рин… — Волфоллия сделала шаг, но Батарин опередил её. Он первый приблизился, взял в ладони лицо Волфоллии и поцеловал. Она обняла его, втянув носом полюбившийся запах керосина.

Отстранившись, Батарин сказал:

— Что там с броневиком?

— Скоро будет. Нужно идти. И Таньа просила тебя, чтобы ты не расставался с Седером, мол, он защищает тебя от лихорадки, скосившей чертователей в Норе.

—Да? Сед, ты слышал? С сего момента ты мой иммунитет. — Батарин улыбнулся, оглянувшись на демона. Тот едва заметно кивнул.

— Как ты? — спросила Волфоллия, нежно проведя пальцами по плечам Батарина. В его объятиях чувствовала себя слабой. По-хорошему слабой, такой, какой должна быть женщина. Но и таила в глубине души, вдалеке от всех мыслей одно знание: эта слабость, слабость в Батарине, когда-то обернётся для неё поражением.

— Отлично себя чувствую. — Батарин сильнее прижал Волфоллию к себе. — Я скучал по таким моментам. Когда мы вдвоем.

— Я тоже. Давай, накинь куртку, а то продрогнешь. И пошли. — Волфоллия отпустила его, скользнув пальцами по рельефной спине и отошла. — Спускайся. Я пока разбужу остальных.

Она вышла из комнаты и вернулась на первый этаж. Обнаружила, что Габриель и Дэниел уже не спали, а разговаривали, но заметив Волфоллию, замолчали.

— Как самочувствие? — спросила она у Габриеля, слегка улыбнувшись.

— Силы возвращаются. Хочется воды. Но теперь я хотя бы могу сам идти,— с ответной улыбкой, сказал Габриель. Волфоллия заметила, как блестят его глаза в первых лучах солнца. Свет в них преломлялся, и голубой переливался в зеленый, а тот в желтый.

— Броневик будет ждать нас меньше чем через полчаса у мэрии на углу сорок девятой улицы. Нужно собираться.

— Рад видеть тебя в добром здравии, — улыбнулся Дэниел. Он махнул Батарину, спустившемуся по ступенькам. Седер плавно следовал за ним, привычно опутав предплечье дымовым щупальцем. Из-под капюшона выглядывали светящиеся глаза, означавшие, что он полон сил.

— И я рад видеть тебя, здоровяк, — Батарин кивнул. — Доброе утро, Габи.

— Доброе. Что же, вижу, силы мы немного восстановили. Пойдемте. Остался последний рывок. До Цитадели на броневике недалеко. Часа два.

— Это если без пробок, — пошутил Батарин

— Если без пробок, — повторил Габриель.

***

У Батарина засветились от восторга глаза, когда он увидел БАХ-210. О такой машине можно только мечтать. Под её бронёй не страшны когти ни одного из демонов или чудовищ. Но и стоимость автомобиля говорила сама за себя. Лишь командиры и ещё немногие могли позволить передвигаться по Слитым землям на подобном «звере».



Диана Винтер

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться