Постфинем: Цитадель Дьявола

Размер шрифта: - +

Глава 18

Когда Батарин прервал заклинание, к нему снова вернулся привычный Седер — демон в плаще с цепями и светящимися глазами. Демонесса умолкла и больше не объявлялась. Габриель и Волфоллия не задавали вопросов. За всё время, что Батарин ходил с ней на задания, он ни разу полностью не призывал Седера. Это забирало слишком много сил и, хотя Батарин понимал, что изнурив себя, подверг опасности весь отряд, он считал, что поступил правильно. Должен был защитить Волфоллию.

Теперь он шёл, едва держась на ногах. Перед глазами плыло. Стало легче, когда выпил воды, и не думая всадил шприц с сывороткой в ногу. Обжигающая волна тепла разошлась по телу. Адреналин забурлил в крови и Батарин смог нормализировать своё самочувствие. Взбодрился.

Спускаясь на два пролёта по очередной винтовой лестнице, Батарин почувствовал, как начинает подсыхать на лице демоническая кровь, неприятно стягивая кожу. Волосы от пота прилипли ко лбу.

Батарин изредка оглядывался. Видел, что Волфоллия следовала за ним, держа наготове пистолет, патроны к которому быстро расходовались. Она прихрамывала и закусывала губу. Габриель замыкал. На его лице царило напряжение и беспокойство. Щетина на щеках почернела от сажи, что выделялась, когда он пользовался огненными заклинаниями, а энергия не уходила от каналов на перчатках. «Вдова» ползла по стене.

Седер летел впереди. Ему, как никому другому, был известен каждый закоулок и тайный ход. Он родился в Цитадели. Дэниел как-то спрашивал, душа ли это, перерожденная после смерти. И Батарин сказал, что да. Но он не рассказал ему, что Седер – это душа его старшего брата, погибшего в тринадцатилетнем возрасте от лап демона-предателя одного из чертователей. Всего лишь несчастный случай, который обернулся катастрофой.

Спустившись на нужный этаж, Батарин выглянул в коридор и резко спрятался обратно.

— Там бесы, — прошептал он. — Трое.

Волфоллия кивнула. Осторожно выглянула и, прицелившись, бесшумно спустила курок.

Раздался звук падающих мешков с песком — пули попали точно в цель.

Батарин вышел в коридор. Его освещали факелы, закрепленные на стенах. По бокам выстроились ряды дверей.

— Когда-то они вели в квартиры, — полушепотом поведал Батарин, распахнув одну дверь. За ней притаилось два беса, с которыми расправился Седер. И за каждый новой дверью были демоны. Они словно заняли квартиры после чертователей и жили там. Габриель запирал дверь элементарным заклинаниям, чтобы задержать скрывшегося там врага. Но не было времени тщательно проверять все квартиры. Потому скоро Габриель начал сразу запирать двери, но некоторые отсутствовали, и приходилось потрудиться, запечатывая пустые проёмы.

В одних коридорах пахло гарью и с потолков вились провода. В других воняло сырой рыбой, а на стенах бугрились коконы, похожие на икру, в третьих стоял отчетливый аромат мокрого асфальта, и на полу блестели зеркальными поверхностями лужи. Стоило только догадываться, каких противников мог встретить отряд.

Батарин надеялся на удачу, и судьба была к нему благосклонна. Людям без труда удалось миновать однотипные коридоры жилой части башни и выйти в просторное помещение с медными табличками на стенах, на которых были выгравированы имена.

Помещение освещало пять канделябров со свечами, а сумерки, проникающие через три окна, заливали пол серой дымкой. Ветер играл с пламенем свечей и менял расположение теней на стенах. Шум проливного дождя приносил с собой дрёму и уныние.

Батарин замешкался, стоя на пороге.

— Что? — спросил Габриель, посмотрев на него.

Батарин помедлил с ответом. Почесав в затылке, сказал:

— Это зал Памяти. Следом за ним Пропускная в тюрьму, но чтобы туда попасть нужно обойти ловушки. Их специально построили, чтобы в случае побега, заключенные не ушли далеко. Это сложная система. Я был маленьким, когда отец рассказывал мне об этом. И я также был маленьким, когда с отцом в первый и последний раз ходил в тюрьму. Он проносил меня на руках. Я плохо помню, куда и как нужно ступать, чтобы не лишиться какой-то части тела или жизни вовсе.

— Нет другого пути? — с надеждой во взгляде, спросила Волфоллия.

— Увы. Чертователи всё продумывали и не оставили заключённым шанса на побег. Только охранники знали дорогу.

— Как насчёт того, что демоны могли деактивировать ловушки? — Габриель выглянул в зал и бегло осмотрел его. Стены в сеточке трещин. Цвет табличек потускнел от пыли, а железная дверь на той стороне перекосилась.

— Я уже не знаю чего ожидать от этих исчадий.

Седер взмахнул рукой, привлекая внимание отряда.

— Что он хочет? — с любопытством вскинула брови Волфоллия.

Батарин посмотрел на него. По спине пробежались мурашки — привычное ощущение холодка, когда Седер связывался телепатически, и на которое Батарин уже не обращал внимания.

— Он предлагает проверить зал и найти безопасную дорогу, — сказал Батарин.

— Я могу «вдовой» просканировать стены, пол и потолок, — предложила Таньа.

— Тогда действуйте, — Габриель согласно кивнул, скрестив руки на груди.

«Вдова» засеменила к двери и остановилась в проёме. Седер же влетел в зал и распустил в стороны дымовые нити, извивающиеся и проникающие в каждую щель.

Проверка зала затянулась на несколько минут, после Таньа и Батарин одновременно сказали:

— Ничего.

Волфоллия и Габриель удивлено переглянулись.

— Совсем ничего? — спросила Волфоллия.

— Совсем. Как будто там и не было никаких ловушек вовсе, — озадаченно пояснила Таньа.

Седер втянул нити в плащ и завис над полом, смотря на отряд светящимися глазами.

— Мы не будем ждать. У нас нет времени. Я пойду первым, разведаю дорогу. Хорошо, если там действительно нет ловушек, — наконец сказал Габриель.



Диана Винтер

Отредактировано: 09.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться