Постфинем: Цитадель Дьявола

Глава 18

Тошнота и головокружение — первое, что почувствовал Дэниел, придя в себя. Прислушиваясь к хриплому карканью воронов — птиц, которые, казалось, будут выживать вопреки всем катастрофам — он лежал на спине, не открывая глаз. В динамике шумели помехи. Прохладный ветер обдувал лицо, щемило сердце.

Порой ты становишься свидетелем чьей-то смерти и самое важное при этом понимать, что в случившемся нет твоей вины. Дэниел понимал, но вразрез здравому смыслу винил себя.

Ева погибла.

Перед глазами воспоминания менялись как карты в тасовавшейся колоде. Все моменты, связанные с Евой, размылись словно сон после пробуждения. Лишь последнее — самое яркое, несмотря на мрачность красок: хмурое небо, синяя пучина воды, зелёные водоросли — было чётче других.

Дэниел навсегда запомнит, как сокрушительная волна толкнула Еву с крыши, как его сердце зашлось в галопе, и как он до последнего верил, что Ева сумеет спастись.

За минувшие дни он узнал её не так хорошо, как хотел бы, но успел к ней прикипеть. Влюбиться?..

Спина Дэниела затекла. Он глубоко вдохнул и открыл глаза. Образы и воспоминания растворились как дым, разнесённый ветром, и он сел. Огляделся. Его окружала роща деревьев, давно превращённых в уголь неведомой демонической или ангельской силой. В одной из легенд говорилось, что в этом месте упали ангелы. И что обрушившаяся с небес благодать обуглила всё, чего коснулась.

Деревья с их размашистыми кронами походили на танцоров, застывших в самых неестественных позах. Кое-где под ними стояли такие же обугленные скамейки и столики. Обнаружилась даже пара мусорных урн и телефонная будка, больше похожая на гроб. Небо потемнело, нависая над головой сплошной грозовой тучей. Темнее всего перед рассветом, вот только вокруг густели сумерки — Дэниел понятия не имел, какое сейчас время суток.

Впрочем, он знал, что портал перенёс его в Угольный сад. И только его?

Дэниел поднялся и тотчас оглянулся на сиплый стон да неразборчивое бормотание. Батарин лежал на животе, приподнявшись на локтях и потирая глаза.

Приходить в себя вот так, когда рядом есть кто-то ещё, почти вошло в привычку, поэтому Дэниел не сразу обратил внимание на Батарина, однако стоило тому проронить пару проклятий, Дэниел понял, что поблизости не видно Габриеля, Волфоллии, ботов-наблюдателей, «паука» и даже Седера.

— Рин? — позвал Дэниел, и собственный голос показался ему охрипшим.

— М? — Батарин оглянулся.

— Ты в порядке?

— Смотря с какой стороны посмотреть. Но я жив, что уже радует. — Батарин перевернулся на спину и растянулся на плитке во весь рост. — А ты?

Дэниел отвернулся — он не знал, что ответить.

— Мне жаль, что так вышло с Евой, — неожиданно сказал Батарин с дрожащим в голосе сожалением.

— Мне тоже. — Дэниел кивнул и подошёл к товарищу. Протянул руку, предлагая помочь подняться.

Батарин принял помощь и только затем, посмотрев прямо на Дэниела, озадаченно спросил:

— Где Фолли и Габриель?

— Не знаю. Как насчёт Седера?

— Хм… Вот он. — Батарин поднял взгляд к небу. Седер медленно спускался, точно нёс вахту свысока, пока они были без сознания. Плащ Демона поредел, глаза привычно выглядывали из-под капюшона.

Дэниел тайно восхищался чертователями, но во многом считал их безумцами. Наделённые тенебрисом они смогли обуздать его. Научились вызывать демонов и подчинять своей воле. Заставили их сражаться против сородичей, доказав — победа не достанется легионам легко подобно распутной женщине. Однако же часто чертователи действовали безрассудно, подвергали себя опасности и даже жертвовали собой. Будто союз с демонами делал их всесильными.

— Седер — это же чья-то душа? — выразил внезапную догадку он. Дэниел, конечно знал, что Седер принадлежит к виду демонов «тёмная душа», но только сейчас сообразил, что к чему. И отчего-то сердце защемило с новой силой. Некоторые чертователи, не в силах справиться с гибелью члена семьи, проводили над умершим обряд, превращая душу этого человека в личного демона. Затем его связывают с кем-либо из родственников.

Батарин накинул капюшон и застыл, смотря на горизонт. Переведя удивлённый взгляд на Дэниела, он нахмурился и произнёс:

— Именно.

— Чья?

— Имеет значение?

— Ты прав. Нужно найти остальных. Есть варианты? — Дэниел ловко сменил тему, ощутив напряжение, повисшее между ним и Батарином. Напарник, хмыкнув, огляделся и лишь спустя мгновение сказал:

— Один. Идём в Город теней.



Диана Винтер

Отредактировано: 18.04.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться