Постояннее временного

Размер шрифта: - +

Интервью на минном поле

Эти правила не нами установлены на свете,

И дома набиты теми, кто здесь вроде ни при чем.

— Ну хорошо, а как вы соотносите тяжесть проступка с наказанием?

— Мисс снова говорит непонятно, простите, мисс! – домовик печально глядел на нее, и Гермионе казалось, что еще немного, и она не только услышит мучительный скрип шестеренок в его голове, но и увидит эти самые застопорившиеся шестеренки. Через глаза. Что же, это был прогресс: поначалу, если домовики не понимали вопрос, они сразу начинали биться обо что-нибудь головами (неудивительно, что они мало что понимали, если к ним обращались не с привычным приказом, а с чем-то другим: тяжело, должно быть, жить с перманентным сотрясением мозга!). Но после того, как она в третий раз сказала им перестать и велела вместо битья головой говорить, что именно им непонятно, они стали просто лепетать «непонятно, мисс» и печально на нее смотреть. Она сильно подозревала, что, стоит ей уйти, они дружно отправятся все-таки биться головами, оптом за все вопросы, на которые не смогли ей ответить.

— Ну смотри. Если вы сделали что-то не так, вы будете себя наказывать, правильно?

— Да, мисс, конечно, мисс!

— Вам это приказывает хозяин?

— Нет, мисс, хозяин не должен об этом думать, эльфы сами! Хозяин может наказать, если хозяин хочет, но хороший эльф все равно накажет себя сам, мисс! Тоби – хороший эльф! Тоби всегда себя наказывает!

Какие у них оригинальные представления о хорошем.

— А откуда ты знаешь, Тоби, когда ты уже наказал себя достаточно?

— Ниоткуда, мисс! Тоби наказывает себя, пока ему хватает сил!

А вот теперь стало совсем страшненько.

— За любую ошибку одинаково?

— Нет, мисс, не одинаково! Тоби может прищемить себе уши, а может пальцы обжечь! Тоби наказывает себя по-разному! Или так, как прикажет хозяин.

Кстати о хозяине. Кто, интересно, хозяин хогвартских эльфов?

— А кто твой хозяин, Тоби?

— Тоби – эльф Хогвартса! Хозяин Хогвартса – хозяин Тоби!

— Хозяин Хогвартса – это директор?

— Да, мисс. Директор Дамблдор – хозяин Тоби!

— И он приказывает тебе наказывать себя?

— Нет, мисс! Никогда! У хозяина Хогвартса много дел, он занят! Тоби всегда наказывает себя сам. Тоби хороший эльф!

Это Гермиона уже поняла. Другие эльфы начинали рыдать примерно на третьем вопросе, особенно если вопросы подразумевали необходимость не только сообщать факты, но и немножечко думать. А Тоби – хороший эльф, зависал над такими вопросами всего по полминутки, да еще и кастрюлю чистить при этом не забывал.

— А все ли эльфы Хогвартса такие же хорошие эльфы, как ты, Тоби?

Глаза у Тоби моментально наполнились слезами. Ну что опять не так?!

— Тоби не знает! Простите, мисс! Тоби проследит и доложит мисс!

— Нет-нет, Тоби, не надо, мне не нужен точный ответ. Я просто хочу знать твое мнение. Даже если ты не знаешь наверняка, я хочу знать, что ты об этом думаешь?

— Что думает Тоби? – домовик снова впал в ступор и даже поставил на минуту кастрюлю. Интересно: они что, не могут совмещать работу и мыслительный процесс? Это с непривычки или врожденное свойство? – Тоби не знает, — шепотом признался домовик. – Тоби обязательно накажет себя за это!

Господи, да что ж за наказание, как с ними общаться-то, чтобы без телесных повреждений?

— Нет, Тоби, тебе не за что себя наказывать! «Не знаю» — это тоже мнение, вполне подойдет.

Эльф посмотрел на нее с сомнением, но вернулся к чистке посуды. Биться головой ни обо что не стал. Ай да Грейнджер, укротительница домовых эльфов!

— А скажи мне, Тоби, тебе нравится наказывать себя? Если бы тебе можно было обойтись без этого, ты был бы счастливее?

— Мисс говорит непонятно! – отчаянно заголосил Тоби. – Как можно не наказывать себя?!

— Ну, например, если бы ты не совершал ошибок…

— Тоби был бы счастлив! Тоби был бы лучший эльф на свете!

— …Или если бы хозяин решил, что за ошибки нужно не причинять себе боль, а делать что-нибудь другое. Например, еще какую-нибудь работу. И это было бы твоим наказанием.

— Мисс говорит непонятно! Так не бывает, простите, мисс! Работа – это не больно! Значит, работа – это не наказание!

А ей, помнится, кто-то из слизеринцев говорил, что домовики – безмозглые создания, которые не умеют ни думать, ни проявлять инициативу, а только выполняют приказы. Ну какие же они безмозглые, если умеют почти логически рассуждать? Логика, конечно, весьма своеобразная, но все-таки…

— А вот волшебников и людей часто наказывают таким образом. Их ругают или дают дополнительную работу, или что-то отбирают, а боль не причиняют.

— Но мисс, у эльфов нет ничего, что можно отдать! А если забрать у эльфа руки или ноги, он не сможет работать. И эльфы не волшебники! И не маглы! Простите, мисс. Мисс не права!

Раздался громкий гул – это домовик все-таки не совладал с собой и приложился к очередной сковородке. Его, словно эхо, подхватили то тут, то там раздающиеся удары: уши у домовиков длинные, и пусть остальные в разговоре и не участвовали, но подслушивали наверняка. И очевидно, были с ней не согласны и считали, что за такое следует себя наказать. Но были и те, кто не стал биться головой. Либо счел свою работу важнее наказания за крамольные мысли, либо они были с ней согласны (это, конечно, тоже крамола та еще, но, наверно, они этого еще не успели понять). Этих Гермиона постаралась запомнить, хотя лица у них для непривычного взгляда так похожи – поди различи.



Анна Филатова

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться