Постояннее временного

Размер шрифта: - +

Немного о разведении

Нас штампуют не машины, а родные и соседи,

Мы ходить умеем строем, зная с детства, что почем.

— Ну и дура, — сказала Гринграсс. — Надо было соглашаться сразу. Он ведь может больше и не предложить.

— Надеюсь, что и не предложит. Это ужасно, Гринграсс, правда, как вы вообще так живете?

— Нормально живем. Тебя забыли спросить, как нам жить!

— Серьезно, для тебя нормально, что твой жених, еще не став твоим мужем, планирует, как будет тебе изменять?

— А вот это сейчас было дурно с твоей стороны, Грейнджер, — прошипела Гринграсс. — У меня больше нет жениха, забыла? И если бы он вместо того, чтобы сразу все рвать, пришел бы и спросил меня, я бы, может, и согласилась. Да даже если бы не спросил, а просто по-тихому устроил все как Флинт... Но эта полукровная тварь же гордая. Она же в любовницы не пойдет. Она лучше отберет у меня все и сразу.

— Гринграсс, хватит уже. Я понимаю, конечно, что быть несчастненькой — это довольно удобный способ выиграть спор. Но выглядит уже неправдоподобно.

— Да? — удивилась Дафна. — Странно. Я старалась.

— И это было заметно, — кивнула Гермиона. — Так вот! Продолжая разговор. Я, конечно, очень тебе сочувствую, но понимаю ту девушку. Я тоже не захотела бы находиться в такой унизительной роли. И не хочу.

— Да чего унизительного-то? Неужели ты не хочешь устроить будущее своих детей?

— Да я не знаю, хочу ли я вообще детей, о каком их будущем может идти речь?

Гермиона ожидала, что Дафна начнет горячо ей возражать, но ответа не последовало. Пауза затянулась.

— Это уже как-то чересчур, Грейнджер, — наконец сказала Гринграсс. — Как-то слишком уж грязнокровно даже для меня.

— "Даже" для тебя? Ты хочешь сделать вид, будто обычно вся из себя свободных нравов, и только мое ужасно аморальное высказывание тебя доконало?

— Если тебе так нравится, считай, что ты меня переспорила, — раздраженно отмахнувшись, Дафна встала. — Но я все равно считаю, что ты глупо поступила. Надо думать о будущем. И Флинт тебе, вроде, нравится, разве нет?

— Нет! — возмутилась Гермиона. Потом подумала и чуть тише продолжила: — Не знаю. Ну, мне нравилось с ним общаться. Но это было до того, как он мне все это предложил.

Гринграсс тяжело вздохнула и снова села, но почему-то не на свое место, а рядом с Гермионой. Подумала немного и взяла ее за руку. Гермиона в немом изумлении уставилась на нее: что это за новости?

— Это я так привлекаю твое внимание. Чтобы ты точно меня услышала, — пояснила Дафна. — Грейнджер, что бы ты ни думала о предложении Флинта, не смей обижаться на него за то, что он его озвучил. Он сделал то, что любой бы сделал на его месте. Он искренне считает, что это прекрасный вариант. Я, кстати, тоже не понимаю, что тебе в нем не нравится. Но если не нравится, ладно, пусть. Но если ты начнешь из-за этого хуже относиться к Флинту, то будешь не просто дура, а... — она запнулась, не находя нужного слова. — В общем, ты будешь очень сильно не права.

— Я одного не понимаю, Гринграсс. Зачем ты мне сейчас это все говоришь? Тебя так волнует Флинт? Ты считаешь, он пострадает, если я на него обижусь?

— Да что ему будет-то. Я считаю, что пострадаешь ты, если рассоришься с Флинтом.

— Гринграсс, мне показалось, или ты сейчас проявляешь заботу? — переспросила Гермиона. Это и правда было настолько неожиданно для нее, что спросила она почти всерьез.

— Конечно, я проявляю заботу. Ты моя ручная зверюшка, а я о своих питомцах забочусь.

— Вот спасибо тебе! Я прямо оценила, знаешь.

— Ну, лучше поздно, чем никогда. Помирись с Флинтом, — с нажимом повторила она. — Не веди себя глупо.

— Но слушай, как я вообще теперь буду ему в глаза смотреть? Он же правда подразумевал, что мы с ним когда-нибудь в будущем... — Гермиона беспомощно замолчала. Так легко было летом обсуждать подобные вопросы с Джоан на примере героев книжек, и так сложно подобрать подходящее слово сейчас! "Мы с ним переспим"? "Мы с ним будем любовниками"? "Мы с ним будем заниматься сексом"? Как ни скажи, звучит ужасно. Особенно когда речь идет о ней и Флинте.

— Он в первую очередь предложил тебе сделку. И никто не виноват, что в силу примитивности, свойственной грязнокровкам, ты способна оценить только эту сторону дела. Все, я ухожу. А ты думай.

Гермиона смотрела в спину удаляющейся Гринграсс и улыбалась. Может быть, та и рассчитывала, что ее выступление про "зверюшку" и "грязнокровку" отвлечет Гермиону от сути их разговора. Но ничего у нее не вышло. Гермиона все услышала. И все запомнила. Но говорить с Флинтом ей все равно совершенно не хотелось.

* * *

— Такие дела, Кот, — шепотом рассказывала Гермиона, наглаживая густую рыжую шерсть и пытаясь понять, что у него там за колтун такой на боку: сам выгрызет или выстригать придется? — И представляешь, Гринграсс тоже считает, что это нормально. Если бы один Флинт, я бы решила, что он просто такой придурок. А теперь сомневаюсь. А может, они сговорились? Как раз для того, чтобы я засомневалась и согласилась? А? как думаешь?

Кот внимательно посмотрел на нее и презрительно чихнул.

— Да знаю я, знаю, что ерунду несу. Не стали бы они так заморачиваться... Кот. Мне так плохо. Сама не знаю почему. Ну, нет же в этом ничего такого ужасного? А почему я тогда так тебе ною?

Кот боднул лбом ее ладонь: не отвлекайся, мол, давай, гладь. Впрочем, при большом желании это можно было принять за жест поддержки — "я с тобой", или что-то вроде того.



Анна Филатова

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться