Постоянный клиент

Размер шрифта: - +

Глава 23

Легко сказать люблю, трудности начинаются после.

После бессонной, в стельку пьяной ночи в клубе. После ссоры с друзьями из-за их желания пойти по домам, когда никите не хотелось. После поцелуя с Ксенией, которая довольно улыбнулась, увидев нетрезвого парня за барной стойкой. После нескольких дней затворничества и холодного душа, в который никиту затащил брат — смотреть на это жалкое зрелище ему было невмоготу.

Хозяйничая на кухне, захламленной пустыми упаковками из-под еды на вынос, Костик не боялся испачкать манжеты белой рубашки. Приготовив кофе, он включил воду, чтобы помыть грязные кружки, а когда на пороге появился все еще помятый, но изрядно посвежевший Никита, он уже разливал горький напиток, аромат которого приятно щекотал ноздри.

— Мелкий засранец, — кинув беззлобный, заботливый взгляд на брата, он пододвинул к нему дымящуюся кружку. — На звонки хотя бы отвечай, родители волнуются.

— Хорошо, — хрипло ответил парень.

— Вы с отцом поругались? — Костя сел напротив, спрашивая очевидное.

Вместо ответа — спрятанный за краями кружки потухший взгляд.

— Пора бы уже включать мозги и самому зарабатывать деньги, чтобы ни от кого не зависеть.

— Хорошо.

Никита любил брата, но выслушивать наставнические проповеди желания не было. Он и без того понимал, что облажался. Причем везде, где только мог.

— А что с девушкой? Я так понимаю, — Костя обвел участливым взглядом кухню, оценивая масштаб катастрофы, затем посмотрел в удивленные глаза напротив, — ты расстался с ней.

— Отец все растрепал, да? — хмыкнул Никита.

— Следи за словами.

Твердый взгляд старшего остужал лучше холодного душа.

— Да, расстался, — буркнул парень, смешивая на языке горечь от кофе с паскудным настроением.

— И поэтому слетел с катушек? — Костя укоризненно покачал головой. — Если она тебе так нравилась, надо было хоть попытаться, а ты… Долго еще будешь такой размазней?

— Ты не знаешь ничего, Костик! — Никита на секунду сжал пальцами кружку так сильно, что даже не почувствовал жжения. — Я… заплатил, чтобы никто кроме меня не мог с ней проводить время. Узнав причину, по которой она в борделе, я достал нужную сумму, чтобы вытащить ее оттуда, а когда пришел с деньгами, у нее… какой-то мужик, — с каждым словом он понимал, что помимо злости и разочарования, нестерпимо чувствовал нехватку Алины. Убедительно играя невинность, она полностью завладела его мыслями, заставляя думать о себе, ненавидеть и скучать одновременно. — Так что отец оказался прав: она просто хотела денег, а я, как идиот, — с нескрываемой горечью выдохнул Никита, не стыдясь казаться слабаком в глазах старшего брата, — влюбился.

Костя задумчиво закивал, затем спросил рассудительным тоном:
— И как она все объяснила?

— Никак, — поджал губы Никита. — Я видел только мужика, выходящего из ее комнаты, а когда она защелкнула дверь изнутри, я ушел.

— То есть, — удивленно вскинул брови Костя, — ты, не зная всей правды, сделал выводы?

— А что тут знать, брат, она… — слово, сказанное в тот день почти-что сорвалось с языка.

— Зная нашего отца, я бы на твоем месте не горячился, Никита, — отодвинув от себя нетронутый напиток, Костя глянул на часы на правом запястье — время поджимало. — Ладно, приводи себя в порядок и приезжай в мой офис, пора тебе повзрослеть, — он похлопал младшего по плечу и ушел.

 Никита не сдвинулся с места, чтобы проводить брата, а еще он не заметил, что кофе давно не жжет пальцы. Он замер, глядя в одну точку, и буквально чувствовал, как слова Кости дрелью буравят голову, тоненькими струйками внедряя туда отрезвляющие сомнения.

Кажется, на вечер появились планы.

***

Раннее утро субботы не спеша оживляло улицы. Машины медленно плелись дорогой, люди осторожно топтали белое покрывало на тротуарах, а Алина задумчиво смотрела в окно, цепляясь взглядом за кружащиеся в воздухе пушистые хлопья. Первый снег, как по расписанию, пошел вначале декабря.

Будто прячась за тишиной спящей кухни, Аля смотрела и терпеливо ждала, когда город окончательно проснется, а суета проглотит все ее ненужные мысли.

Шесть дней свободы и ровно столько же ночей пустоты.

Днем она не позволяла себе обернуться назад, будто сделай это, ее новый мирок слетит с намеченной шаткой орбиты. Днем Алина жила, дышала полной грудью, строила планы. Она была похожа на зверька, что без передышки бежит в колесе только для того, чтобы оказавшись один на один с ночью, забыть о чувствах. О Никите.

Только от мыслей о нем сбежать было невозможно. И именно ночью хрупкая грань между прошлым и настоящим болезненно исчезала, толком не окрепнув. В кромешной темноте невозможно было контролировать чувства, а они были, сколько бы Алина не внушала себе обратное.

Прошлое оставить в прошлом, — так она решила, когда вышла из дома развлечений.

Но пару часов назад на экране телефона ожило его имя. Беззвучные входящие будто раскаленной иглой касались каждого нерва, а значок непрочитанных сообщений по новой воспалял последнее, намертво засевшее в памяти.

Зачем вспомнил о... шлюхе?

Спрятав телефон под подушку, Алина сбежала на кухню. Она боялась читать смс-ки. Боялась, что будет еще больнее.

— Тебе не спится, Аль?

Девушка резко обернулась, услышав сонный голос брата.



Барбариска

Отредактировано: 14.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться