Потеха Его Величества

Размер шрифта: - +

Глава двадцать третья. Тили и дикари

Тили Линк сидела в углу и вышивала крестиком. Члены малого Королевского Совета такой картине давно не удивлялись: за последние восемь лет они к ней привыкли.
Тили Линк любила вышивать: в неторопливости движения иголкой было что-то успокаивающее. Монотонное. В её жизни так не хватало монотонности.
Его Величество был не в духе. Ночь он провел в библиотеке, изучая все, что можно о ритуале. Новые знания, как это водится, добавили новых печалей. Поэтому монарх изволил хмурить черные изломленные брови и слушать своих министров вполуха.
Замигал, тихо позвякивая, магический шар на столе короля, обеспечивающий связь с другими государствами. Тили даже головы не подняла от канвы, но мысленно дотянулась до Анджея, легонько пощекотала его за шею: «Я здесь, отвечай», — и невидимые потоки её энергии покатились дальше, остановившись в кончиках пальцев монарха. Анджей положил руки на шар, и тот вспыхнул ярче, а на гладкой поверхности появилось изображение министра иностранных дел соседней страны Хох Агниуса Порто.
— Приветствую! — отрывочно сказал старик. — У меня плохие новости, Ваше Величество! Война…
— Ахтарта?
— Варвары Ахтарты, — подтвердил министр. — Дикари! Но буйные. Они наступают на смежные земли, чтобы расколоть наши страны на части.
Тили воткнула иглу в ткань и аккуратно сложила вышивку в корзинку. Поставила её в шкаф между королевской печатью и недописанным законом. На душе было пусто.
Анджей коротко взглянул на неё, опустившую плечи, и встал с кресла.
— Вызовите министра военных дел, — сказал он Симусу Моро. — И Тмину. И большой Королевский Совет. Полчаса всем добраться до дворца. А ты — иди со мной, — он кивнул Тили.

В небольшой комнатке отдыха, примыкавшей к малому залу заседаний, Тили не выдержала и расплакалась.
— Это что-то ужасное, — сказала она. — Только решишь, что свобода так близко, так снова катаклизм.
Анджей задумчиво смотрел на нее, плачущую посредине комнаты, небрежно барабаня пальцами по столу.
— Я не убью тебя, — сухо сообщил он.
— А я ничего не сделала, — тут же отозвалась Тили. — А что касается той стены в правом крыле…
— Я не убью тебя во время ритуала. Мы не станем его откладывать.
— Варвары Ахтарты! Я не смогу покинуть вас в такое время!
— Пойдешь на дикарей с топором наперевес? — усмехнулся король. — Не будет другого времени. Всегда то одно, то другое. Первый раз ты не ушла, потому что Анга была беременна, помнишь? А какого хорошего мага тогда мы нашли! Даже Тмина его не пришибла! Но ты волновалась за ребенка. Второй раз — потому что случилось массовые присоединения рыбаков к пиратским отрядам. Сейчас Ахтарта. Не будет подходящего времени. Не будет подходящей замены. Ты проведешь ритуал сегодня же.
Тили, забыв о текущих слезах, завороженно смотрела на него.
— Вы даже не умеете пользоваться магомобилем! Да вы ни с одним министром на расстоянии не можете без меня поговорить!
— Научусь. Или ты проведешь ритуал сегодня, или никогда больше не заговоришь о нем. Из чего я сделаю вывод, что твоя жизнь тебя устраивает, а ноешь ты оттого, что тебе нравится ныть. И — да, я прочитал все, что есть о ритуале. И я тебя не убью.
— Не подумайте, что я занудствую, но с чего вдруг такая уверенность?
— Жизнь дающего в руках забирающего, помнишь? Ты же видела Дарлу Бинч? Она жива? Значит, это возможно.
Девушка открыла было рот — и закрыла. Зачем ему знать, в каком состоянии она застала старуху? После таких подробностей Анджей на ритуал в жизни не согласится, и однажды прекрасным ясным днем они просто убьют друг друга, задыхаясь в тисках вынужденной близости, рождающей ненависть.
— У тебя времени на раздумья — до вечера. А пока мне нужно готовиться к войне. Не уходи от меня далеко.
Тили вытерла слезы и покачала головой. Какого короля она вырастила! Любо-дорого посмотреть!

За прошедшие годы ничего не изменилось возле развалин старой башни. Только когда-то нежно любимые грядки заросли сорняком. После нападения Ошо Тили не решалась сюда приходить, хотя знала, что безумный черный маг уже далеко. Найдет ли он свою Филу? Бедная возлюбленная сумасшедшего колдуна. Как сильно она ненавидит его за свою несвободу? За то, что веками вынуждена скрываться, плутать в чужих телах, жить ненужной ей жизнью?
Тили присела на корточки, сорвала с земли одну из травок, смяла её пальцами, понюхала. Надо же, еще растет волшебное растение, продираясь сквозь сорняки, без всякого ухода и заботы. Упорно тянется в солнцу, невзирая не нехватку влаги и места.
Анджей не мешал ей настраиваться на нужный лад. Молча стоял в сторонке, пока Тили заново вспоминала это место, где было пролито столько слез в детстве. Как же было обидно тогда, в пятнадцать, что её магия навсегда будет скрыта от людского восхищения. Как же не жаль её отдавать в двадцать три, лишь бы… Лишь бы что? Несмотря на все заверения короля, Тили не особо верила в то, что выживет ритуале. Никто не выжил. А участь Дарлы Бинч куда хуже, чем смерть. Тогда ради чего? Популистские лозунги «Смерть или свобода» никогда её не привлекали. Для этого она была слишком рациональной.
Но на некоторые вопросы Тили не хотела знать ответов. Потому что зачем они ей? Ни радости, ни покоя ответы не принесут. Она расстегнула тугую сумку, принесенную с собой, и достала обычный белый маркер. Черная мраморная плита посредине заросшего поля всегда вызывала любопытство. Зачем она здесь? Теперь было понятно зачем.
Анджей сидел на земле и жевал травинку, глядя, как Тили сосредоточенно наносит узоры на плиту. Невыносимо сладко пахло нагретой солнцем травой. Тихое жужжание насекомых. Ветер лениво пробегался горячим языком по коже, не принося ни свежести, ни прохлады. Лето. Жара. Вечер. Все так буднично.
— Старинные ритуалы требуют очень много ненужных сейчас действий. Бюрократия тогда царила среди магов, — фыркнула Тили. — Столько писанины, ужас! Да вы раздевайтесь пока, мой господин!
— Что? — травинка выпала на землю. — Это еще зачем?
— На вас тоже нужно нанести узоры. Причинное место можете оставить нарядным, а все остальное оголите, уж будьте любезны.



tapatunya

Отредактировано: 21.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться