Потерянная душа. P.S. Нашедшего просьба вернуть

Размер шрифта: - +

Глава 12. Первый поцелуй.

            Сегодняшний день я решила провести в стенах дома до обеда. Организм все-таки был сильно ослаблен и в любой момент мог дать сбой, чего сейчас допустить было никак нельзя.

            Ну, а на последний урок я все же должна была прийти, ибо математичку ничуть не волновало мое отсутствие. Она поставила огромный зачет на этот день.

            Половина дня ушла на непродолжительную прогулку с Марфой, принятие душа и, конечно, повторение пройденного материала. Я очень волновалась, поскольку это был первый серьезный зачет на моей практике в московской школе.

– Как думаешь, я готова?

            Облачившись в прямые джинсы и самую обычную белую футболку, я уже была готова к выходу. Точнее сказать, каждые пять минут я думала, что готова, но потом бежала в комнату и открывала учебник, чтобы в сто тысячный раз повторить вопрос.

            Когда время безбожно поджимало, в дверь позвонили.

– Ну, кого там опять черт принес?!

            С размаху распахнув дверь, я чуть не откинула Юрия Андреевича на противоположную сторону лестничной площадки. Мужчина довольно сильно удивился столь теплому приему.

– И тебе добрый день. Куда такая красивая собралась?

– Зачет по алгебре сдавать. Я очень опаздываю, поэтому давайте как-то быстрее.

– Никуда ты не опаздываешь. – С полной уверенностью в себе мужчина зашел в коридор и захлопнул дверь. – Ты еще болеешь, нельзя в школу. Там такой рассадник микробов, а тебе любой вирус сейчас угрожает.

– Мне двойка по алгебре угрожает.

– Не переживай, об этом договорюсь.

– Не нужно ни о чем договариваться. Там и так, наверное, не весть какие слухи ходят.

– Если договариваться не нужно, сама остаешься дома.

– И не подумаю!

– Понятно все с тобой.

            Юрий Андреевич бесцеремонно закинул меня на плечо одной левой рукой и понес в комнату, попутно набирая номер математички.

            Я извивалась, как могла и пыталась выбраться, но, увы, попытки были тщетны. Во-первых, педагог был физически сильнее. А, во-вторых, не так уж я и старалась. Это опасно, в конце концов, вдруг выронит (шучу, конечно. Мне просто было приятно кататься у него на ручках).

– Ну, вот и все. Сказала, чтобы ты выздоравливала и не думала приходить. Без проблем сдашь, когда поправишься.

– Да, не хочу я, когда поправлюсь! Мне сейчас, сегодня нужно было. И так слухи ходят, от коллектива отрываюсь, еще Вы тут…. Ну, я просила, что ли?!

            Совершенно раздосадованная этой ситуацией, я злилась все больше и больше. Отчего-то мне было обидно, что с моим мнением никто не считается. Хотелось плакать. Но слезы бы показали мою слабость, выставили бы меня не с лучшей стороны. Поэтому я выбрала способ нападения и начала кричать.

– Вообще, какое право Вы имеете врываться в мою квартиру, трогать меня, препятствовать перемещениям? Это как минимум некомпетентно, а как максимум незаконно!

– Да, с заботой переборщил…. Просто волновался очень, что снова заболеешь.

– Кто я Вам такая, чтобы за меня волноваться? Чего Вы вообще со мной таскаетесь, как кошка с мясом?!

            Я вскочила с дивана и, казалось, была злее боевого петуха. Еще чуть-чуть и тут бы точно начался бой. Но спокойствие педагога предотвратило сей факт.

            Сохраняя внутренний и внешний баланс, он подошел ко мне и взял за одну руку, нежно-нежно поглаживая мизинчик. От таких действий внутри все замерло, кричать уже не хотелось.

            Я глубоко вдыхала воздух и выдыхала его обратно, чувствуя, как трясусь изнутри. Казалось, я испытывала сейчас искреннюю ненависть к человеку, стоящему напротив. Но Юрий Андреевич продолжал гладить мой палец и смотреть в глаза, как ни в чем не бывало.

– Кто?.. По факту, обычная ученица. Но, знаешь, внутри что-то замирает с того самого момента, когда первый раз увидел. – Голос немного дрогнул, но он тут же исправился. – Просто человеческие чувства. Помочь хочется, переживаю. Хотя, ты, наверное, не понимаешь. Мне иногда кажется, что ты снежная королева, которая только и умеет, что защищаться колкостями в адрес других людей.

            Мужчина опустил глаза в пол, а потом отошел на несколько шагов и отвернулся. Казалось, он тоже очень сильно нервничал, но старался не подавать виду.



Kate Serebryakova

Отредактировано: 18.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться