Потерянные миры

Размер шрифта: - +

Часть 2. Противоборство.

Часть 2. Противоборство.

Глава 1. Дневник.

« 31 декабря 2429 года.

Сегодня я, все таки, решил начать свой дневник. Сегодня родился мой сын Артур, и, с тех пор, как мы узнали о нем, я все чаще задумываюсь, что ждет его впереди? Дело в том, что меня все больше и больше терзают сомнения: не толкаем ли мы человечество, сами того не осознавая, к его концу? Концу, как мыслящей расы! Что станет с моим сыном и с его сыновьями, если им больше никогда не потребуется использовать свой ум для выживания? Или это просто стресс от окончания работы и нежелание смириться с новым этапом в развитии нашего общества? Время покажет. А записи мне помогут не забывать об этом. Все же, я очень надеюсь, что я не прав.

 

1 февраля, 2430 год…»

Селвин удивленно поднял глаза на ребят.

- Не кажется ли вам это немного странным?

- На мой взгляд, какой-то сумасшедший бред, - сказал Бо. - Может дальше станет понятнее? Пока только ясно, что у этого Корнэя родился сын, которого звали так же, как и вашего отца. Думаешь, это совпадение? - Бо вопросительно посмотрел на друга.

- Понятия не имею, - пожал плечами тот. - Давайте читать дальше.

«Уже прошел месяц с тех пор, как я сделал первую запись. Мой малыш растет на глазах. Сегодня он впервые улыбнулся, а мне опять стало страшно из-за осознания, к чему идет наше общество.

Весь месяц я много размышлял над этой проблемой, но, все же, не вижу никакого выхода. Мои друзья смеются, говорят, чтобы я поменьше думал о смысле жизни, а наслаждался тем, что меня окружает. Но меня не покидает мысль… Я боюсь, что то, над чем я сейчас работаю, приведет человечество к катастрофе. Я стараюсь оттянуть окончание работы, но все равно, в конце концов, я должен буду поставить последнюю точку. И тогда… что будет тогда известно одному лишь создателю. Я только не понимаю, почему никто, кроме меня, не видит в этом никакой опасности?

 

15 февраля, 2430 год.

Я, наконец, нашел людей, которые разделяют мою точку зрения. Они тоже считают, что создание полноценного искусственного интеллекта приведет к невостребованности, а как следствие, к инволюции[1] нашего мозга, которая со временем превратит людей в животных. Правда, некоторые из них слишком радикальны. Они предлагают полностью удалить искусственный интеллект и запретить любые его разработки. Но это не изменит дело, а лишь оттянет время. Любые запреты действуют, в точности, наоборот! Тысячи хакеров кинутся в бой, не покладая рук, пока не восстановят его обратно. А что, если найдется какой-нибудь народный гений, и создаст вместо гармоничного и направленного на благо людей интеллекта, какого-нибудь извращенного уродца? Тогда конец человечества настанет гораздо быстрее!

Не знаю почему, но я скрыл от них, что именно я занимаюсь разработкой последних модулей искусственного интеллекта. Мне кажется, я совершаю преступление перед человечеством, но мне не хочется, чтобы кто-то еще тыкал в меня пальцем. Думаю, я сам должен найти выход. Ведь как только я объявлю о завершении проекта, отпадет последняя необходимость в работающих людях. Последние профессионалы доживают свой век.

Теперь основная проблема человечества - заполнение своего досуга. Людям больше не нужно задумываться о чем бы то ни было, потому что машины следят за их благополучием и решают все их проблемы. А с созданием искусственного интеллекта, теряется последняя необходимость даже в создании этих машин и технологий, так как, отныне, они будут воспроизводить и совершенствовать сами себя, направляя свои действия все на то же «благо человека». Только вот, «благо» ли это?

С другой стороны, я не представляю, как отказаться от этого. Работа компьютеров идеальна и исключает все, даже маломальские ошибки. Я и сам никогда не пойду к врачу-человеку, чтобы спасти жизнь близким. Это даже нелепо себе представить! Так же нелепо, как и людей, работающих на заводах и фабриках, хотя, я читал, что раньше нам приходилось выполнять всю черную работу самим. Но это уже в слишком далеком прошлом... Мы уже не можем обходиться без машин. Мы полностью от них зависим. И мы не хотим отказываться от этой зависимости, заталкивая сами себя в ловушку с головой. А разве скажешь по-другому, когда компьютер собирается, в буквальном смысле, за нас думать?!

 

28 марта, 2430 года.

Я почти закончил свой проект. Но собираюсь потянуть еще годик другой, чтобы попытаться найти выход.

У моих новых друзей миллион идей, но ни одна из них не дает стопроцентной гарантии».

Селвин перевернул страницу и удивленно сказал:

- Здесь вырвано несколько листов! Странно… - он посмотрел на Миру и Бо. - Как вам история?

- Становится понятнее, - сказал Бо, растягивая слова. - Вероятно, наш остров каким-то образом связан с решением проблемы Дэвида Корнэя. Я почти в этом уверен! Но как ему удалось отрезать нас от остального мира?

- Может, это была просто случайность? - предположил Селвин. - А что если наш остров результат, а не решение?

- Но это не могло случиться так быстро, - покачал головой Бо. - Все происходит примерно в те же года, когда остров отрезало от остального мира. Ты случайно не помнишь точную дату, Мира?



Olia Devos

Отредактировано: 27.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться