Потерянные письма

Глава 8

Глава 8

 

– Воронцов, долго мы ещё будем гулять по этому лесу? – в который раз за последние пятнадцать минут недовольно вопрошала Маргарита.
– Пока что-нибудь не найдём, – Марк был занят своими мыслями, практически не слушая нытья Риты.
– Что ты хочешь найти в этой глуши? – Ставицкая осторожно обошла странный колючий куст.
– Что-нибудь, что хоть как-то может нам помочь, – Марк уже и сам очень сильно устал и замотался, но он не сдавался и пытался найти хоть какие-то следы тех, кто вчера стрелял в этом самом лесу.
Рита парню больше ничего не стала говорить. Она понимала, что говорить ему что-то – бесполезно.
– Ри-и-ит, – Воронцов остановился и, наклонившись, поднял что-то с земли, – смотри...
– Что? – раздражённо спросила девушка, но когда она увидела, что именно держит в руках Марк, её раздражённость как рукой сняло, – О-о-у-у-у... Откуда это здесь?
– Не знаю... – Воронцов рассматривал маленькую серебристую пулю.

– О, нашлись наши голубки, – открывая глаза с пустыми белыми зрачками, сказал мужчина, сидящий в чёрном кресле.
– И где они? – спросила девушка, которая, не отрываясь, что-то искала на книжной полке.
– Да недалеко тут, в лесу, – ухмыльнулся парень.
– Вижу, осмелели голубки, раз попёрлись в лес, в котором вчера стреляли, – взволнованно сказала девушка и повернулась лицом к своему собеседнику, – А ты не боишься, что Марк осмелеет ещё сильнее и захочет нас убить?
– Так он нас найти не сможет! – наглая ухмылка не сходила с лица мужчины.
– Уверен?
– Абсолютно!
– Ну, хорошо, – девушка продолжила искать что-то на полке, среди старых книг. Но уже через несколько минут она поняла, что искаемого она не отыщит, и поэтому, она отошла от полки и подошла ближе к парню, – Ну, к чёрту! Не могу я это письмо найти!
– А ты точно хорошо искала?
– Да я уже всё перерыла вдоль и поперёк. Я не могу найти это грёбаное письмо!
– Думаешь, он нашёл его?
– Более, чем уверена!

Дверь дома открылась и вошли двое громко спорящих людей. 
– А я говорю серебрянная! 
– Обычная! 
– Серебрянная, я тебе говорю! – Марк не унимался. Они уже битый час спорили с Марго по поводу того, из чего вылита пуля, которую они нашли в лесу. Рита настаивала на том, что пуля самая обыкновенная, а Марк, ссылаясь на то, что он – «знаток», твердил, что пуля серебрянная. И вот, они с девушкой в лесу, по дороге из леса и домой, и, собственно, дома, продолжали спор. Хотя, они и сами понимали, что без дополнительного оборудования и исследования они не смогут узнать состав пули. 

Наконец, на заброшенное село опустилась ночь. На небе ярко сияла луна, в окружении своих собратьев – звёзд, которые почти каждую ночь помогали ей украшать тёмное ночное небо. По дороге, словно прохожие, слонялись дубовые и берёзовые листья, подгоняемые лёгким ветром, который, словно гнался за ними. 
Было очень тихо, и это было действительно странно. И нет, эта тишина не была связана с отсутствием жителей в селе. Эта тишина была в воздухе. Он будто затих, прислушиваясь к звукам, которые, возможно, только он и улавливал... 
На улице было достаточно темно. Хоть глаз выколи. Не было света из домиков, который откидывал свои лучики на тёмные дорожки... Больше не было. Люди ушли, дома затихли, свет погас. А ведь когда-то в селе Окунево во всю кипела жизнь, хоть и население было небольшим... В былые времена, в этом селе все друг друга знали, все друг с другом дружили, общались до одного дня... В какой-то момент в Окунево стало невозможно жить: село заполонили призраки. Да, как и принято, в каждом селе есть свои истории и легенды об оборотнях и прочей нечисти. Но в каждом селе люди думали, что с ними ничего подобного не случится; ну, а когда случалось – было слишком поздно... 
С такими воспоминаниями Кара прогуливалась по широким дорогам Окунево. Она знала здесь каждый домик, каждый закоулок и каждый кустик. Конечно, она жила здесь уже сто лет! Сколько же смертей здесь она видела, скольких убила сама... От чего-то в её памяти вспыл трёхгодовалой давности случай, который она, Кара, помнит до сих пор... Он был её очередной жертвой, а она уделяла ему слишком много внимания. Он влюбился в неё, а она, по причине женской дурости, не стала отталкивать его. Кем бы она не была, она прежде всего – женщина! 
На глаза навернулись слёзы... Воспоминания волной нахлынули на Кару одной большой волной и слёзы сдерживать было не возможно. В кармане у девушки завибрировал телефон. 
– Алло. 
– Ты на месте? – спросил недовольный мужской голос.
– Да, конечно, – уверенно врала девушка.
– Отлично. Следишь? 
– Слежу, – устало протянула Кара. Не хотелось ей говорить Алексу правду. 
– Ладно. Только ничего не упусти! 
Не дожидаясь какого-либо ответа, Алекс отключился. Девушка тяжело вздохнула и направилась к дому, в котором она когда-то жила... 

А тем временем у Марка и Риты проходил ужин. Они спокойно поедали своё мясо и, наконец, закончили свой спор. 
– Что завтра будем делать? – задала вопрос Маргарита, жуя кусок мяса. 
– Тебе лучше не знать... – опасливо заговорил Марк. 
– И всё же, что? – не унималась девушка. 
– Я полезу в ходы под домом, – Воронцов был абсолютно спокоен. 
– Это ещё зачем? – недовольно спросила Ставицкая и нахмурилась. На лбу её пролегла морщинка. 
– Хочу там что-нибудь поискать. 
– Я с тобой. 
– Нет! А вдруг мне понадобится, чтобы ты мне что-то сверху подала, – этот аргумент со стороны парня подействовал на девушку правильно и она поняла, что хоть она и останется здесь, снаружи, зато, сможет хоть чем-то помочь своему возлюбленному. Поэтому, она не стала устраивать истерик, вроде "Я же волноваться буду!" или "А вдруг с тобой что-то случится..!"

Эта ночь прошла относительно спокойно для Марка и Маргариты. Никто не ломился в дом, не стрелял, не угрожал. Только вот поздно вечером на небо налетели тучи и подул штормовой ветер. Позже начала сверкать молния, и на улице сложилась полная картина апокалипсиса. Казалось, что ветер был способен унести дом в точности, как дом Элли – героини детской сказки. Также, всю ночь ужасно скрипела дверь и содрогались стёкла окон. Из-за такого неожиданного "подарка" погоды, Марк и Рита не ложились спать до двенадцати часов ночи. И только когда дождь и гром поутихли, пара решила пойти спать. Хотя, ветер всё равно мешал им спать...

***

Утро следующего дня началось, что удивительно, с палящего солнца и лёгкого тёплого ветерка. Марк и Рита, не смотря на раннее время, уже были на улице и бродили вокруг дома. На улице было достаточно тепло, но не жарко. Солнце хоть и палило, но не до такой степени, что хотелось залезть в холодильник.
– А ты уверен, что оно тебе надо? – спросила Маргарита, оглядываясь по сторонам.
– В сотый раз тебе отвечаю, – недовольно пробурчал Марк. – надо!
– Ну, хорошо, – девушка закатила глаза и тяжело вздохнула. – Вижу, тебя последствия не волнуют.
Воронцов резко развернулся к девушке, схватил её за плечи и, посмотрев в её глаза, заговорил:
– Ты думаешь, я не волнуюсь? Да я переживаю из-за всего, что с нами происходит! За тебя, в первую очередь, переживаю! Но ты должна прекрасно понимать, что я не успокоюсь, пока не найду своего отца, – тяжело вздохнул и продолжил: – И какой бы тварью он не был, он – мой отец, и я переживаю за него! Пойми: это важно для меня. Очень важно... – было видно, что Марку было тяжело говорить об этих вещах, но ему было необходимо выговориться. Вот и выговорился.



Вероника Маврицына

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться