Потомок древних королей

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 24

Утром я нежилась в широкой постели, сквозь ресницы наблюдая, как Влад быстро одевался, опаздывая на совет, постоянно оглядываясь на меня и довольно улыбаясь.

Этой ночью он сделал меня своей женой и женщиной.  Обнимая, давал  мне потом успокоиться, жалел, шептал ласковые слова,  Но его тело сотрясала дрожь и он признался - ему этого мало... мало. И я дала ему насытиться собой, сняв свою первую боль.  И узнала  настоящий восторг от дикой, стихийной какой-то его жадности и нетерпеливости, когда он понял, что сдерживаться и беречь меня уже нет нужды. И всю прелесть его напряженной неспешности и моего медленного томления в его руках.

Он то жадно и быстро брал меня, покоряя, закрепляя свою мужскую власть надо мной. То, будто опомнившись, превращался в саму нежность. Я таяла, слушая его невнятный, прерывистый шепот, тяжелое дыхание, напряженные стоны. Он изучил меня от макушки до кончиков пальцев на ногах, всю рассмотрел и ощупал. Вначале меня поражало и ошеломляло это его бесстыдство. Но все, что он делал, неизменно вызывало удовольствие, снова и снова рождающееся внутри меня.

Я кусала губы, выгибаясь и сдерживаясь, когда вдруг замерла от неизведанного прежде невыносимо приятного ощущения, а он уговаривал, настаивал, хрипел, покрывая мое лицо и шею поцелуями : - Кричи, если хочешь, не сдерживайся, кричи…

Под утро уже и у меня это получалось хрипло и жалобно. А на рассвете я сонно и вяло выговаривала ему, чувствуя в себе незнакомую смелость и свободу говорить все, что взбредет в голову:

- Влад, вставай... иди уже. Я хочу спать… нету сил и болит каждая косточка. Ты измял меня всю. Ты облизывал и грыз мне ногу...  что это было? Ты кусался… я уже боюсь тебя. Ты совершенно не знаешь стыда… Сейчас я просто устала, а потом не смогу смотреть тебе в глаза.

Меня опять бросило в жар, когда я вспомнила, как он сам влажным утиральником стирал мне кровь.   А он лежал на боку, подперев рукой голову, смотрел, как я краснею и довольно улыбался.

- Расскажи мне, что я еще делал такого? Красней, прячь глаза, отворачивайся, только говори.

- Ты опоздаешь на совет. Я буду спать. Не пускай сюда никого, - свернулась я калачиком.

- Хорошо. Я приду, когда ты проснешься, и сам вымою тебя всю. Тебе прислать поесть? Нет? 

   Он одевался, натягивал сапоги, застегивал пояс, уточняя наши дела на этот день: - Сегодня принесут твою шубку и что-то еще. Не хочешь вечером прогуляться? Или останемся дома?

Гуляли мы в парке. Все дорожки там были прочищены. После домашнего тепла морозный и свежий воздух забивал дыхание, бодрил. Темное небо было густо усыпано яркими, мигающими звездами, как всегда бывает в сильный мороз. Мы прогуливались, держась за руки,  выдыхая клубы пара, но возвращаться обратно в дом не хотелось. Разговор был интересным, а новая шубка - теплой.

Необыкновенной красоты одежда привела меня в изумление. Это страшно было взять в руки. Внутри - мягкий недлинный мех черного цвета, будто подернутый на кончиках серебристой изморозью. Снаружи он обнимал кисти рук, шею под подбородком и пушистой оторочкой спускался вниз, обегая всю шубку по подолу. Плотную наружную ткань глубокого синего цвета украшала сплошная вышивка серебряной нитью, повторяющая морозный узор по краю замерзших окон. Шубка свободно расширялась от груди книзу.

Косы мне уложили уже по-женски - бубликом на затылке и обернули их светлой легкой тканью. Сверху одевалась шапочка в пару шубке. Черные сапожки, выложенные мехом,  и рукавички тоже были изумительны. Я восторженно таращилась в зеркало, когда за мной зашел Влад. Он тихо подошел и стал сзади, прислонив меня к себе и положив подбородок на шапочку. Руки осторожно опустил мне на плечи. Обводил взглядом отражение в зеркале.

- Это просто чудо, Влад, спасибо тебе. Просто чудо! – не находила я больше слов.

- Согласен, - прошептал он, – и это чудо я найду сегодня в своей постели.

Сзади весело хмыкнула Мила, выходя из покоев.

Вечером я шла по парку рядом с мужем и слушала о том, как прошел сегодня совет.

- Они ждали, что я приведу тебя, Даринка. Хотели увидеть. Это понятно – Совет уже поставили в известность о том, что случилось там, в степи. Я сейчас не хочу никому ничего объяснять - пока не изучу вопрос о твоей волшбе. Если просто рассказать кому-то, кто там не был, то звучать будет страшновато. Есть тут один человек, ты его видела – очень старый ведун, который приходил тогда за тобой. Он много путешествовал в молодости, много видел, много знает. Сначала спросим у него – с чего начать, где и что искать? И что он думает обо всем этом? Хорошо бы и Тарус был при этом, он грамотнее сможет рассказать Мастеру о том, что видел сам… но они все еще в пути.

- Ты отказался отвечать на их вопросы про меня?

- Нет, я все им объяснил, как тебе сейчас. Они согласны подождать. После встречи с Мастером встретимся с Советом. Ты тоже должна знать их. Прием по случаю своей женитьбы я отложил по той же причине. Я должен знать о тебе все, чтобы обеспечить полную безопасность. И поручил тайной службе найти все, что возможно, о семье твоей бабушки. Стагмисовы всегда жили в столице и довольно известны, так что там неожиданностей быть не должно, но проверяют и их родословную.

Но вот бабушка… Она была главной в вашей семье, воспитывала вашу маму и вас с сестрой. Для сельской девочки, выросшей в лесу, у тебя довольно правильная, не скудная речь, приличные манеры. Я сейчас не про этикет. Понятно, что встретив пару, твой дед женился бы и на иноземной рабыне. Но она не прививала бы из года в год своей семье умение непринужденно общаться, держаться независимо и с врожденным достоинством.

Ты очень тонко чувствуешь красоту – окрестностей, тканей, животных. У тебя сильно развито воображение, правда немного… необычно. Как тебе пришло в голову заставить их снять обувь и уходить в степь… до самого заката? Я не про то - жестоко это или нет? Они враги, их необходимо истреблять, чтобы другие боялись и не приходили. Я про то, что даже это звучит, как отрывок из древней легенды или сказания. Есть во всей этой истории странная и немного жуткая поэзия - поэзия смерти…



Тамара Шатохина

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться