Потомок древних королей

ГЛАВА 32

Потихоньку укладывалась вся эта каша в моей голове, я успокаивалась, смирялась. Этому помогали дорожные тяготы - отвлекали и утомляли. Тяжело было из-за духоты, остальное было знакомо, хотя тоже непросто. Нужно было заботиться не только о себе, но и о нескольких лошадях. Искать укромное место для ночевок, обустраиваться, кормить, поить свой табун, да много чего… Но я уже потихоньку привыкала к трудностям поездки в одиночку. Не шарахалась, если навстречу попадались обозные или конные. Моего лица все равно не было видно.

Стояла жара, тракт был выбит в пыль и многие всадники мчались, прикрыв лицо куском тонкого полотна, оставив на виду только воспаленные глаза. Я делала так же. По дороге, в одном из селений прикупила еще одну лошадь, в другом нагрузила ее нужными мне припасами – крупами, простой одеждой, мукой, еще чем-то, о чем вспомнилось в дороге.

Вооруженный юноша, одетый в воинскую справу, доставляющий груз для отряда стражников, стоящего на Болотах, не вызывал ни у кого особого интереса. Лицо я прикрывала, грудь утянула полотном, говорить старалась низким голосом. Да он и так осип от пыли и усталости.
Я продвигалась к своей цели несколько дней. Вдали уже виднелись вершины гор. Далековато еще... На следующий день мне придется думать, как обойти стражу при входе на болота. Узнать где стоит застава, как несут службу дозоры? Где находятся проходы, и в которых из них оставили сторожки? Со всем этим помогут мои светляки. А мне нужно просто найти надежное место, укрыться там и наблюдать.

Пока добиралась сюда, боролась с желанием сделать все иначе, чем задумала раньше - хотелось зайти в лес и обосноваться там, найдя нежилую избушку. Такие ставились на дальних покосах, в богатых охотничьих угодьях, в больших липовых рощах. Но там со временем меня точно увидит кто-то из местных – охотники, грибники, косари или бортники. И мне нужны были помощники. Были кое-какие мысли…
Еще через пару дней я сидела на большом плоском валуне, осматривая широкий простор Болот. Здесь было безопасно для меня – от ведунов, от стражников. Этот проход открывался в сторону гор и нашей стражей не охранялся. За спиной на полянке, привязанные к дереву, стояли лошади.

Болото простиралось передо мной ничем не примечательное – такое, как и везде. Далеко вдаль уходила вода омутов, кое-где испятнанная кочками, островками и корявыми уродливыми соснами. Порой слабый ветерок доносил едкий запах пряной травы, а иногда – тухлого болота. Видно было, как в особо глубоких местах воду, стоящую поверху, изредка прорывали бульбы болотной вони. Ее сносило в сторону. Я растянулась на камне и вспоминала, что бабушка рассказывала про нужное мне дело.

Мне надо было подождать, пока на глаза попадется любая болотная живность и попросить ее позвать лесного Деда. Нужно найти такие слова, чтобы заставить его выслушать меня. Пообещать за помощь что-то такое, что будет ему нужно и что я и правда - смогу выполнить. Если получится подружиться, то не будет друга вернее, чем он. Нечисть – не люди, они умеют быть благодарными всегда.

У бабушки получилось, и она часто ходила в лес советоваться. Ей рассказали, что маму увез человек, любящий ее. Она и не думала, что он увезет дочку так далеко, ждала, что сегодня-завтра приедут, свататься станет… Потому и не кинулась на другой день за подмогой.

Я сидела на камне и ждала. Долго это было и скучно. Высоко в выбеленном жарой небе парила какая-то большая птица, вокруг же было тихо и пусто. Все скрылось от палящего солнца, спряталось до конца дня. Вечером раскатисто заворкают лягушки, налетят комары, засвищет в лесу, запоет перед наступлением темноты… А сейчас все расслабилось от дурной жары, погрузилось в сонное оцепенение. Как и я. Уже пропал мой первый страх перед чудищами, живущими где-то тут, на болоте, ушла боязнь быть обнаруженной стражей… Третий день я приходила на этот камень. Ночевать отъезжала, как только солнце скатывалось к верхушкам дальнего леса.

Утром опять садилась на валун.

Трава у подножья камня шевельнулась, на меня уставились глазки-бусинки – ящерка. Наконец-то… Замерев, стараясь шевелить одними губами, я шепнула:

- Позови лесного Деда, маленькая. Я дам тебе размоченного сухарика, если ты его ешь, конечно. Разговор серьезный, я приду завтра на рассвете, буду ждать. Позови его, будь добра, мне очень нужно. Передай, что ему – тоже.

Утром, подъезжая к валуну, увидела сидящего на нем паренька. Лет шестнадцати, светленького, невысокого. Лицо простое, с курносым носом, светлыми глазами. Слишком молодой. Не он. Поздоровалась, попросила и его позвать лесного Деда.

- А на кой ляд он тебе сдался? – неожиданно грубо ответили мне, - что ты вообще тут шарахаешься? Приведешь еще за собой кого не нужно... Кто такая?

- Я б ему рассказала, потом долго будет повторять. Ладно, спускайся, или я к тебе? Ну, слушай…

И я рассказала, что ушла из дому из-за того, что не сложилось у меня там. Что ведунья и хочу попробовать разобраться в том, что здесь, на Болотах, творится и если смогу, то помочь. Я не хотела, чтобы гибли воины стражи и жители Болот. Обязательно есть способ наладить мирную жизнь, и я хочу найти его для них.

- И еще одно я должна сказать. Но смогу открыться только самому хозяину леса и болот. Позови его, будь добр. Это правда - важно.

Паренек думал, кусал травинку, смотрел в небо.

- Ну… говори тогда. Я это. И хватит таращиться! Я хозяин леса и болот, лесной Дед. А что молодой, так поздний я у бати. Он помер не так давно... Другие сыны давно пристроены.

- Прости. Не подумала. Я ждала, что кто-то большой... страшный.

- Ну-ну, страшных тут навалом, только попроси. Так о чем речь пойдет, говори уже, не жуй сопли.

Ох-х… Пришлось, осторожно подбирая слова, рассказать о пробудившейся крови древних королей, о той силе, которой меня наделили. И что не нужна она мне особо, но использовать ее на то, чтобы помочь им и за это получить дом и пристанище, я бы попробовала. Паренек смотрел уже с интересом, ерзал на месте.



Тамара Шатохина

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться