Потомок древних королей

ГЛАВА 9

Назавтра мы шли к дедовому дому, и я рассматривала город. Все, как в том сне – строения из камня везде, живого нет почти совсем, только жидкая, снулая уже травка пробивается кое-где. Чужое все, непривычное. Люди здесь одевались и удобно, и богато. А уж некоторые женщины так просто необыкновенно красиво.

Я с интересом разглядывала короткие бекеши из дорогого сукна, шитого шелком и золотом. Отороченные разной длинны и цвета мехом, затянувшие талию до упора. Длинные, широкие книзу теплые юбки. Сапожки на каблучках – яркие, цветные. На голове шапочки, отороченные мехом. У замужних из-под шапочки виднеется  укладка из дорогой ткани плата, скрывающей сложенные на затылке волосы.Незамужние девы свои косы пускали свободно, как и у нас в селе.

Красиво, а я как из лесу вышла. Посмеивалась над собой – не цепляло сейчас все это, мне было все равно, как  выгляжу. На меня посматривали с разным выражением - не обращала внимания, скользила взглядом, не всматриваясь в лица. Сейчас заботило другое - волновалась перед встречей с дедом.

Когда подошли к дому - высокому и красивому, стояла вся раскрасневшаяся и перепуганная. Тетя стукнула молотком в дверь. Нам открыли, прислуга попросила зайти и подождать. Мы прошли и стали на пол белого камня. И лестница, что вела на верхний этаж, всплыла в памяти – фигурные каменные  столбики и перила темного дерева. По обе стороны лестницы большие зеркала в пол, под ними стоят мягкие лавочки.

Вскоре к нам вышел пожилой человек и сказал, что старый хозяин надолго уехал, а молодой будет неизвестно когда. Мы помялись у двери и попросили дать знать в дом тети, когда нас смогут принять. И еще я сказала, что я родная внучка Юраса. Он внимательно всмотрелся в мое лицо, кивнул, обещал доложить.

А дальше я ждала. День и второй, потом неделю и другую. Просто так не сидела - помогала тете с травами, готовили вдвоем снадобья. Выходили с ней в город, разнося заказанное и покупая продукты. Я привыкала к ней, а она ко мне. И это было легко и приятно, потому что у обеих появился сейчас рядом близкий по духу человек, заполняя собой пустоту от былого  тоскливого одиночества. Мы долго разговаривали вечерами, вместе печалились и смеялись, советовались и делились мыслями, как будто родные уже.

Я с ее помощью купила себе одежду. Не роскошную, но приличную и новую. На улице мужчины засматривались, ненавязчиво оказывали внимание - я вязала плат, как мужняя жена. Так посоветовала тетя. На третьей неделе опять пошла в дедов дом, но уже одна, и меня приняли. Проводили в комнату сбоку от лестницы.

Молодой мужчина подошел, предложил руку и провел к креслу в глубине комнаты. Сели, изучая друг друга. Я смотрела внимательно и насторожено – он не собирался искать меня, хоть я и просила об этом. Был он среднего роста, темноволосый… красивые серо-зеленые глаза на породистом лице. Короткие волосы, небольшие аккуратные усы. Одет в темную домашнюю одежду – видно, что мягкую и удобную… я не разбиралась в этом. Откинулся в кресле, заговорил:

- Мне сказали о вас. Извиняться, что не искал, не буду – незачем. Верю, что вы внучка отца – похожи. Он уехал насовсем, куда - не сказал. Думаю, что к старому другу, чтобы доживать вместе, у них общие интересы. Где это, сразу скажу – точно не знаю, хотя найти можно. Но он не хотел, чтобы искали.

Если рассчитываете на наследство, то напрасно. Завещание на нас с братом оформлено законно и уже вошло в силу. Вы ведь замужем? Наверняка не нуждаетесь в средствах, судя по одежде. Но если очень нужны деньги - помогу единовременно. Постоянно тянуть с нас золото не получится.

Скажу откровенно – если бы вы были не замужем, я предложил бы вам брак. И ваша внешность, и то, что вы упрочили бы наши права на наследство – все это меня устроило бы. Судиться не советую, кто бы ни был ваш муж – не получится. Все сделано правильно и добровольно со стороны отца, - он замолчал ненадолго, задумался. Потом продолжил:

- Ему плохо было последнее время, даже не знаю почему… возможно все дело в возрасте. Застал его однажды плачущим за столом в этой комнате. Может, чуял свой конец вскоре, но сразу после этого и уехал, переписав все состояние на нас с братом. Смотрите, – протянул он мне бумаги, – это список с документа, можете забрать себе, изучить с законником... Если хотите, мы можем поддерживать родственные отношения, рад буду познакомиться с вашим мужем. Ему повезло, надо сказать, будь вы свободны – не выпустил бы из рук.

- Так уверены, что согласилась бы? – спросила удивленно.

- Я могу быть убедительным, согласились бы - без сомнения.

Обаятельная мальчишеская улыбка расцвела у него на лице. Я поверила.

Тоже улыбнулась, вставая. Поблагодарила за то, что уделил мне время. Моя рука была захвачена в плен и целована. Смотрела, как он это делает – бережно, пылко и с чувством. Оценила мастерство, кивнула серьезно и уважительно - силен. Он понял. Выпрямился, сказал, глядя мне в глаза:

- Я знаю, где вас искать.

- Зачем?

- Познакомлюсь с вашим мужем. Хочу его увидеть.

Я вспоминала, о чем еще хотела спросить. Вспомнила:

- Дед… он уехал не в сторону Заборовиц, не знаете? – Это было в нашу сторону от столицы.

Он постоял, обдумывая мой вопрос. Потом достал из ящика в столе бумаги, поискал, протянул мне:

- Я оплатил багаж. Ему вслед увезли любимые вещи. Нет, не туда - в другую сторону, а и там еще искать нужно.

Название поселения мне ни о чем не говорило. Узнаю потом где это. Прошла к выходу.

- Мы уедем сегодня или завтра. Беспокоить вас не будем. В деньгах не нуждаемся. Прощайте.

Шла по улице, обдумывая - а что теперь? Может и правда – уехать «продавать дом»? Все же тетя была права. Я просто не знала, куда еще сейчас кинуться, чем здесь заняться?



Тамара Шатохина

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться