Потомок древних королей

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 11

Вечером держали совет вдвоем с тетей. И то, что я узнала, не радовало.

Был способ передать силу ведуна перед смертью на расстоянии, заключив в какую-нибудь вещь. Чаще всего из металла - он долговечнее. Тут совпадало. И пока эту вещь не примут, ведун будет жить. Как только силу примут кровные, он умрет. Я отпущу его. Но знаю, что никогда не смогу это сделать, поэтому сила деда для меня недосягаема. И идти за кинжалом нет смысла.

Получается, что я вообще зря затеяла эту поездку. И оставаться здесь больше нельзя. Нужно уходить - стража в своем праве. Явно обидеть не обидят, но и жить спокойно не дадут. А то и сшибки из-за меня устроят. Тут дело уже и не так во мне, как в самом моменте состязательности. Слишком известна я в этом кругу и уже не важно, что слухи преувеличили мою красоту. Все равно престижный и желанный трофей. И тут уже ничего не поделаешь.

Вдвоем с тетей собирали меня в дорогу. Пересмотрели немногие  вещи, выбросив старые и поношенные. Я положила в суму несколько пар нового нижнего белья, чулок, теплую кофту. Спрятала на поясе деньги, взяла что-то из еды. Собиралась ехать «продавать дом». Думала о Хадаре - все дрожало внутри. Вдруг правда все не так, как она говорила, вдруг не так…? Я еду к нему, хоть и страшно, и стыдно... но Кристя права - я тогда сорвалась по-детски.

За полчаса до закрытия ворот мы подошли к ним и светляки показали, что Юрас сегодня не караулит меня. Наглый мальчишка, самонадеянный и вредный. Вспомнился Велий… Он тоже был из этой же стражи. Так же не привык знать отказов, так же, видно, ставил условия и заставлял. Добившись желаемого, бросал - пропадал интерес. Вот и получилось то, что получилось.

Когда стало совсем уже темно, мы прошли в городские ворота, направляясь к лагерю обозов.  Договоримся сейчас с теми, кто уезжает завтра утром в мою сторону. Тетя возьмет с них клятву, что довезут до места и не обидят.  Ведун, дежурящий здесь сегодня, договор заверит.

На широкой, вытоптанной площадке под городской стеной кучковались группами телеги с укрытым непромокаемыми накидками, крепко увязанным грузом, и пустые, рассчитанные на пассажиров.  Эти были с навесом на высоко поднятых изогнутых прутах, со сложенными сейчас накидками для сна и мягкой подстилкой из душистого сена.  Мы с Кристей прошли сквозь толпы народа, греющегося  возле больших костров. Нашли старшего в обозе, идущем в нашу сторону, договорились об оплате, решили все. Меня устроили спать на телегу к двум женщинам, а тетя ушла обратно, пока были открыты городские ворота. 

Прощаясь, мы с ней расцеловались, всплакнули, расстроившись. А я уже решила для себя, что наше расставание ненадолго. Если не останусь дома, то вернусь к ней - она звала. А если все благополучно решится с Хадаром, заберу ее к себе - не молода уже, скоро придет старость, а ее лучше встречать рядом с родными людьми.

Утром, еще только небо серело, меня толкнули – пора. Выползла сонная из телеги, сладко потянулась, оглядываясь. И обмерла. Стоя совсем рядом и победно улыбаясь, на меня смотрел Юрас. Вытаращила от неожиданности глаза, отступая от него. А он молча скользнул ко мне, как гибкий кот. Схватив за руку, вложив в нее что-то. Я, еще не видя что коснулось руки, нечаянно сжала ее, глядя потом с ужасом на небольшой кинжал, как на ядовитую змею. Тело окутало мягким теплом, голова закружилась, зубы было не расцепить. Не замечая, что со мной делается, Юрас заговорил:

- Я знал, что ты так просто не сдашься. Ты такая же упрямая, как я. Возьми – это твое. Но я знаю, где тебя… - и замолчал, будто подавившись словами.

Меня заполнял жар... Как живой, пополз плат с волос, упали вниз косы, расплелись и взметнулись облаком вокруг головы. Я теперь знаю, что глаза светились синим светом и лицо побелело. Не успела ничего сделать, растерявшись, потонув в непонятных ощущениях. Не прикрылась от чужих взглядов, очнувшись мигом позже, вспомнив, что это полный, не снимаемый приворот. Сколько же мужиков на меня смотрело? Огляделась и похолодела. Стража окружала телегу плотным полукольцом. В предутреннем сумраке виднелись ошеломленные неожиданным зрелищем мужские лица. Простонала в ужасе:

- Отвернитесь, дурни. А ты что сделал? Деда убил.

Он выдохнул тихо: - Веда… - Тяжело сглотнул.

Я зацепила свои вещи, обреченно повернулась и тихо пошла обратно в город. Теперь нужно искать другой выход из того положения, в которое я попала. Вхождение ведуньи в полную силу было великим таинством. Если оно происходило над рекой или озером – вода твоя навеки, помощник и хранитель, твое ремесло, твоя стихия. Если на вспаханном поле, босыми ногами на земле – магия земли твоя сила. Глядя в небо, пустив по ветру косы, укрощаешь ветер и воздух. Глядя в костер, ожидая единения с огнем, получишь и его. Все это можно заменить пламенем свечи, водой в кружке, щепотью пыли в руке,  сквозняком в доме - как сложится.  Главное - вдали от чужих глаз.

В это мгновение ведунья или ведун становятся невыносимо притягательными и прекрасными для человека, увидевшего их. Даже страшная ведьма будет всю жизнь любима и желанна. Приворот не действует только на того, кто уже полюбил ее до того, как… а тут таких не было. Сколько там их всего – десять, двадцать? Вот же дурень, что ж за напасть такая-то, еще и засудят за то, чего не делала.

Остановилась, оглянулась и сказала громко и четко, чтобы все слышали:

- Я, ведунья Дарина, не желала того, что случилось. Если кто не знает, произошло ведовское таинство приворота. Без моего на то согласия, без моего желания. Если это поможет – я отпускаю всех, кто попал под него. На вашу любовь нет ни согласия моего, ни разрешения. Возвращаю вам свободу выбирать, любить и желать. Но советую сейчас же найти сильного ведуна, свежий приворот снять легче. Да поможет вам ваша воинская Сила – ваш покровитель. Юрас, где найти меня – знаешь. Приведешь дознавателей сам.



Тамара Шатохина

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться