Потомок древних королей

ГЛАВА 15

Остальные три дня почти ничем не отличались от первого. Разве что уставала я меньше, приноровившись. Когда ночевали в селах, на меня - с саблей и кинжалом на поясе, тоже смотрели, как на диковину. Но вначале я уставала так, что не до чужих взглядов было, а потом привыкла - смотрите себе. За ночь успевало высохнуть у теплой печи выстиранное исподнее, портянки. В целом поход для меня прошел не трудно. Юрас сажал на лошадь всякий раз и снимал с нее.

Я не узнавала того наглого избалованного парня, что пришел тогда и угрожал. Как подменили. Заботливый, серьезный, только он один позволял себе задержать мою руку в своей, приобнять, спуская с лошади, пошутить, слегка заигрывая. Это не нагнетало, а наоборот – рассеивало напряжение в отряде. Я не заостряла внимание на его выходках - он был безопасен, приворот не коснулся его. Остальные ели глазами, млели во время лечения, улыбались, заглядывали в глаза. Я чувствовала себя лекаркой в сумасшедшем доме.

Ближе к концу пути стала меняться местность. Леса почти не стало. Стали исчезать редкие островки голых деревьев между лысыми заснеженными холмами. Потянулась степь с редким кустарником в долинках. Последнее село проехали вечером. Поселяне выглядывали из дверей, проскакивали, хихикая, девки. Отряд приободрился, ускорился и через малое время мы подъехали к небольшой крепостце на вершине холма. В сумерках было не разглядеть, что настроено. Меня провели в небольшой протопленный домик, показали постель и оставили одну.

Утром вышла во двор, когда стукнули в окно. Юрас и незнакомый стражник ждали под дверью. Познакомились.

- Дарина, тут в основном все бывалые, только ты ничего не знаешь. Пока буду принимать службу, собирайся, походи с нами. Все сама увидишь - где, что и зачем.

Ходила за ними, смотрела. Два больших дома для стражников. В них постели и оружие тут же. Два малых домика для начальства – командира и ведуна. В том, что для ведуна, поселилась я. Еще дом-лекарня и через стену - кухарня. Между домов вытоптанная площадка, в центре - колодец.

Все застроенное пространство огорожено стенами из толстых бревен в два ряда. Между ними заполнено камнями с землей. Поверху бревна пригнаны аккуратно, соединены железными скобами и обрезаны вровень. Видно, чтобы не было возможности накинуть снаружи аркан и взобраться по нему. В наружной, более высокой стене в бревнах вырезаны бойницы. Вот и вся крепостца.

Поднялись на стену, огляделась – под холмом заметно, что замерзшая речушка, дальше далеко виднелась степь. Все бело и скучно. Месяц продержаться можно, а потом, наверное, хоть волком вой.

Позвали завтракать, я заодно умылась у колодца. Потом ушла смотреть раненых. Там уже сидел, ждал меня начальник второго нашего отряда. Звали его Тарусом. Молчаливый, за всю дорогу и слышала-то его пару раз. Наблюдал, как я управляюсь, опять молчал. Раненых было двое. Одного зацепили стрелой, а второй сломал ногу, поскользнувшись ночью на стене. Оба грамотно обихожены, выздоравливают.

Хотела поговорить с уезжающим ведуном. А оказалось, что их присылают только по теплу, зимой набегов почти и не бывает. Так - мелкие стычки. За лекарней рассмотрела маленькую баню – большую тут не протопить, потому что мало дров и везут их издалека санями. Спросила помыться, мне обещали, что топить к вечеру будут, и я пойду первая.

Лечила своих подопечных, смотрела, что и как готовят на кухне. В кладовой осмотрела запас продуктов. Наш обоз подойдет позже, там и мои вещи едут.

Лошади стояли под навесом. С трех сторон доверху загорожены сбитыми тюками с сеном. Со стороны площадки опущена парусина, как стенка. На столбах между тюками навешена упряжь, сбоку седла рядком.

Все продумано, удобно, разумно. После обеда должны были уехать отстоявшие свою вахту стражники. Суетились во дворе, гомонили. Я, чтобы не мешаться под ногами, спряталась у себя в избушке, осмотрелась внимательно. При входе малые сени, вход в комнатушку. Одно окошко над столиком. Малая печка. Вместо лавки топчан с матрасом, набитым пахучим сеном. Видно, летом меняли. Подушка перьевая, чистая. Новое одеяло, тоже перьевое, мелко стеганное. Простыни стопкой, утиральники. Как тут стирают? Отдают в деревню? Или это запас на весь месяц? Возле входа крючки для одежды, что-то вроде ларя, пустого пока. Потом сложу туда свои вещи. На окно занавеску нужно приладить, а так – все хорошо, уютно. Мой уголок… Стукнули в окно. Точно, нужно занавесить. Под дверью топтался Юрас, заглядывал в глаза:

- Ты как тут? Понравилось? Я принес тебе перинку, а то там сено колючее. Выходи, посидим, проводим ребят. Ветер стих, скоро снег пойдет. Со стены красиво смотрится.

 Перинку  приняла, мне она и правда  нужнее. Вышла на улицу. Юрас взял меня за руку, повел за собой. Из-за перинки неудобно было вырвать руку, отчитать. Впредь нужно осторожнее с подарками. Вышли наверх, сели под наружной стеной, глядя на суету во дворе. Он вытащил из-под скамьи накидку, стал прикрывать обоих с боков и сверху. Я опомнилась, всполошилась:

- Что ты творишь, Юрас? Зачем?

- Снег же пойдет сейчас, вот увидишь. Темнеет быстро, тучи низкие со степи, понятно же. И я предупредил тебя, что буду ухаживать, нужно, чтобы все знали, что ты моя.

- Я не твоя! Я ни на что не соглашалась!

- Понарошку. Чтобы другим не хотелось.

- А тебе? Юрас, давай решим все сейчас!

- Даринка, я не отступлюсь, сказал же. Не буду давить на тебя и заставлять - не бойся. Я и сейчас тебя позвал, только чтобы обговорить все. Все знают, кто тебе люб. Но ты маленькая еще, видела мало, знала немногих. Тебя первый раз парень приголубил, ты и растаяла. Он хороший, мне говорили. Но хороших людей много, за всех не выйдешь. Ты сама подумай – станешь ли сейчас жить в лесу, коров доить? Ты мир только видеть начинаешь, людей узнаешь. Не  спеши сунуться  в ярмо, осмотрись сначала вокруг. Ты даже силы своей ведовской не изучила толком, не освоила. Тарус поможет, он по воинскому делу давно.



Тамара Шатохина

Отредактировано: 28.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться