Потому что мне не везет!

Глава 18. Материнская забота

    Надежда вытащила из стола очередную стопку бумаг и тяжело вздохнула. Но что поделаешь? Ее брали на эту должность не только ради того, чтобы отвечать на звонки и подавать кофе. Увы, с отчетностью у Константина Сергеевича был полный бардак, а ведение ИП как раз входило в ее многочисленные служебные обязанности. В свое время она занималась открытием и закрытием десятков маленьких фирм и через ее руки проходили множество документов. А теперь у нее одна единственная контора, которой никто и никогда не занимался! Даже договор на аренду и тот отсутствовал, а просроченные платежи в пенсионный фонд обеспечат ее головной болью на неделю вперед. Одних только пени насчитают столько, что начальника удар хватит! 

    Изучив все договора и счета за три года, она обнаружила, что деньги на оплату взносов в ПФР выдавались, но куда они исчезали потом? Об этом могла поведать только предыдущая работница. Ей что, зарплаты не хватало?! Так рисковать ради скромных отчислений?

- Вы что там, заснули? – ожидавшая в приемной женщина снова чего-то хотела от нее. 

    На вид ухоженная, гладкие черные волосы, тонкие брови, красивые губы, но ее поведение быстро вызвало у нее отторжение и неприязнь. Возникало ощущение, что она издевается. Хотя, почему ощущение? Она именно этим и занималась. Планомерно и целенаправленно. 

- Вам опять чаю с лимоном, Алиса Викторовна? – безропотно ответила девушка и, получив утвердительный кивок, пошла к кулеру. 

    Туда-сюда и так каждые пять минут! Это уже пятая чашка! Лимон закончился, но Надежда не стала переживать по этому поводу, незаметно вытащила кружочек из старой чашки и плюхнула его в новую. Проще дать клиентке то, что она хочет, чем выслушивать очередную порцию недовольного нытья на тему отвратительного сервиса и того, что Карина была лучше. Ну, ну. Может Карина и имела талант делать супер-чай, но также умудрялась воровать финансы из-под носа у невнимательного начальника. 

- Вы что, положили мне тот же лимон, что и в прошлый раз? – возмутилась женщина.
- Нет, перед вами абсолютно другой кружочек, Алиса Викторовна, - она попыталась выкрутиться, надеясь, что Константин Сергеевич со своим сверхъестественным слухом сейчас занят. 
- Не врите мне, я запомнила предыдущий кружок! У него вмятина на левом боку! Вот, сами посмотрите, - она вытащила его чайной ложкой и протянула ей. 
- Действительно похож, - Надежда почти уткнулась в лимон носом, - словно это его брат близнец. 

    Увидев, что время предыдущей пациентки вышло, она постучалась, а затем открыла дверь в кабинет начальника, спасаясь ее от неловкой ситуации. 

- Мама! Что ты тут делаешь? – в голосе Арабеллы Артуровны послышались испуганные нотки. 
- Я пришла на прием, дочка. Костенька уже освободился?
- Серьезно? Ты его так называешь? Костенька?!
- Беллочка, малышка, не надо истерик, езжай к своему Сереже, не трать время моего приема. 

    Надежда смотрела на двух женщин и даже сочувствовала своему начальнику. Как он с ними справляется? С такими избалованными дамочками? Костенька. Ну, надо же. В следующий раз, когда ее вызовут на ковер, она будет представлять его голым и ласково называть именно так, чтобы не бояться. 

- Проходите в кабинет, вас уже ждут, - вставила она, пока клиентки не передрались между собой, - Арабелла Артуровна, чаю? У нас остался последний кружочек лимона, и он буквально нарасхват. 

***

- Присядете? – Константин Сергеевич указал матери Арабеллы на кресло.

    Она расправила платье и заметила свое отражение в начищенной до блеска лаковой поверхности шкафа. Трещинки на старом лаке лишь подчеркивали ее собственные недостатки. От ее лица уже не веяло свежесть и молодостью, жизнь хорошо ее потрепала, а вот Константин совершенно не изменился, те же горящие глаза, прожигающие насквозь в поисках истины, такой же подчеркнуто официальный. Фигура до сих пор стройная и подтянутая. В волосах ни единой седой прядки… Как же ему удается? Спорт? Дорогие препараты?

- Давно не виделись, Костя, - ее голос звучал тихо и мягко, - а помнишь, как мы…
- Алиса, давайте расставим приоритеты. Какова наша цель на сегодня?
- Всегда вы так, - за два года она и забыла, каким жестким и требовательным он может быть, - Артур сказал, что Белла катится по наклонной. Хамит, развратничает, ведет себя абсолютно недопустимо. Он хочет, чтобы мы обсудили стратегию работы с ребенком.
- Ребенком? Вы ничего не путаете?
- Я же мать! Для меня она ребенок, - всхлипнув, она смахнула покатившуюся по щеке слезу, - представляете, Артур винит меня в разложении ее морального облика! 
- Алиса, помните, мы разбирали роль родительского воспитания в формировании личности ребенка? 
- Всегда вы так, Костенька. Хотите вытащить на свет все мои проблемы и потыкать в них пальцем. Не пытайтесь намекать на то, что во всем виновато воспитание! У нее паршивые гены, Белла вся пошла в отца! Я догадываюсь, что дочка всякого тут про меня наговорила, но не верьте ни единому слову. 
- А что она говорит о вас в последнее время?
- Да все то же самое. Со старых сеансов мало что изменилось. Она продолжает придумывать ужасные истории о том, какая я плохая мать, - Алиса тяжело вздохнула, - неужели вы забыли? Я же рассказывала, что так повелось еще с садика. Белла очень любила свою няню и просила, чтобы та ее удочерила, а я ей всегда была по боку. Не знаю, что она сказала вам, но одна из ее любимых выдумок о том, что я регулярно выгоняю ее из дома. Или стараюсь соблазнить ее ухажеров. В школе она упала и сильно ударилась, а когда классный руководитель спросила, что случилось, Белла ответила, что я ее избила. Поэтому, если она покажет синяки, возможен и такой вариант.
- Вы многое от нее скрывали…
- Оберегала! – перебила его Алиса, - Пусть Белла не любит меня, но она всегда останется моей ненаглядной доченькой! Единственным и дорогим ребенком. 
- Так оберегали, что вырастили ребенка-невротика, – откинувшись в кресле, он закрыл глаза и принялся с удовольствием разминать пальцы рук, - вы просите помочь, но не пытаетесь что-то делать. Хотите, чтобы я взял Арабеллу за шкирку, вскрыл ей мозг и поменял содержимое на то, которое вам понравится? 
- Я хорошая мать и никогда и ни в чем ей не отказывала! Она должна быть мне благодарна, а не вести себя… как девица легкого поведения! – она возмущенно открыла рот, но больше ничего не сказала, лишь тяжело дышала, как выброшенная на берег рыба. 
- Почему вы стреляли в собственную дочь?
- Вы меня обвиняете?! - Алиса раскраснелась и набросилась на него с отборными ругательствами, иллюстрирующими, что и каким именно образом она сделает с ним, дабы удовлетворить свое пострадавшее эго. 



Наталья Соломонова

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться