Потому что мне не везет!

Глава 19. Сломанная роза

    Константин Сергеевич взглянул на часы. Его драгоценное время тратили напрасно, пациентка так и не появилась. Он уже собирался выйти из кабинета, как до его слуха донесся грохот входной двери. Неужели Арабелла?

    Черное облако ворвалось внутрь и кинулось ему на грудь. Одетая в нечто траурное, девушка рыдала, как сумасшедшая, а на его рубашке моментально расползлось мокрое пятно от ее слез. Он убрал руки в карманы и спокойно стоял, ожидая, когда буря утихнет. 

- Док, док, док, - она захлебывалась в рыданиях не в силах остановиться, - ааааа! 
- Не слишком информативно, Арабелла. Вам дать салфетку? 
- Господи! – она ударила его локтем, затем попыталась протаранить головой, но он увернулся «пропуская» ее вперед.

    Врезавшись в кушетку, пациентка залезла на нее и продолжила плакать навзрыд, без устали кусая собственный кулак. Спустя десять минут, когда ее тело перестало вздрагивать, он села, свесила ноги и протерла глаза рукавом длинного закрытого платья. 

- Все плохо. Хуже некуда. Хотите, режьте меня на органы, только так, чтобы я не страдала. Мне словно нож в сердце воткнули и дергают его туда-сюда. 

    Она стянула парик и кинула его вниз. Девушка выглядела ужасно, опухшие веки, красный нос, короткие волосы ежиком торчали в разные стороны. 

- Хорошо, пойдемте, - он открыл проход в потайную комнату и изобразил приглашающий жест.
- Шутите, да? – она поежилась. – Я все вам расскажу, можно? 

    Он пожал плечами, закрыл проем, сел в кресло и взял свою любимую золотистую ручку:

- Жду. 

***

    Тот тихий московский вечер выдался хорошим. Нет, скорее сказочным… Ах, док, как тут переключиться на потрясающее настроение того самого дня, если на душе погано? Вы наверняка привыкли к тому, что Арабелла подшучивает над собой, но поверьте, иногда это дается ей очень тяжело. Сегодня вот совсем не до шуток. 

    Все началось с сюрприза. Сергей сделал таинственное лицо, попросил Арабеллу одеться потеплее и повел за собой. Они приехали к комплексу Москва-сити, сверкающему в ночи, поднялись на лифте и оказались на крыше. С нее открывался удивительный вид: темное пространство, заполненное огнями, а внизу пропасть, пустота. Их, казалось, несло вперед, к созвездиям в глубине вселенной. Сергея прижался сзади, согревая своим теплым телом, и ей захотелось раскинуть руки и обнять этот прекрасный мир, поделиться с ним своей радостью, но единственное, на что ее хватило – это развернуться и спрятать голову у него на груди.

- Я хочу провести ночь вместе с тобой, - он указал на широкий диван, стоящий на углу крыши и столик на котором стояли свечи, вино и легкие закуски, - чтобы этот момент сохранился в памяти на всю нашу жизнь. 
- Сергей, - она сладко прильнула к нему и потянулась с поцелуем, но тот ловко увернулся.
 - Белла, пощади. Я и так уже на последнем издыхании, если ты сейчас меня поцелуешь, у нас не будет времени на вино, шоколад и фрукты. Вместо романтики ты получишь только хардкор. 

    Только теперь она ощутила, каким твердым и напряженным стало его тело под тонкой тканью рубашки.

- Ладно, - промурчала она, окрыленная его реакцией. Значит, он хочет ее и ждет, но вначале предстоит насладиться прекрасным ужином. - Я буду кормить тебя сама, чтобы ты точно не остался голодным! 

    Принцесса порадовалась, что не пожалела карточку Сергея, покупая новое платье: скромное, но одновременно сексуальное. Больше ей не приходилось мучиться с выбором одежды по той простой причине, что ее гардероб превратился в головешки. А еще, в том, что он тратил на нее собственные деньги, было что-то такое… собственническое, вызывавшее внутренний трепет.

    Диван, на который они присели, оказался изумительно мягким, фрукты свежайшими, белое вино холодным и слегка сладковатым. А Сергей… Она изучала его и не могла налюбоваться, каждая его морщинка, каждый седой волосок, лишь придавали ему мужества. Его глаза смотрели ласково, словно купали ее в своей глубине. Да и она совсем забыла о собственной дерзости, ловя каждое его движение и одаривая лаской, стремясь сделать приятное, не задеть, не уколоть ни единым словом.

- Мне никогда не было так хорошо, как сейчас, Сережа, - она прикорнула на его плече и улыбнулась. 
- Согласно твоему договору, сегодня наш последний день вместе, Белла, - с легкой грустью сказал он, - но я не хочу тебя отпускать. С тобой я снова чувствую себя, как будто я молодой парень, а не старик. 
- Ты не старик! Тебе же всего сорок, а не восемьдесят, - возмутилась она, пытаясь пропихнуть ему между губ шоколадный трюфель, - на вот, грызи конфетку и не ной!

    Он громко рассмеялся, отобрал «трофей» и разрисовал лицо Арабеллы, оставляя на щеках сладкие полоски. 

- Я съем тебя всю, детка-конфетка, - тесно прижав ее к себе, Сергей хрипло прошептал, - поздно, ты никуда не сбежишь. 

    Как же у нас любят выражаться писатели в такие моменты? Сейчас соображу, док. Они ушли в закат, держась за руки… Хм. Банально и шаблонно. Может… Их тела сплелись, и ночь окутала влюбленных, как одеяло, скрывая от пытливых глаз! Вот, уже получше, кажется, начинаю входить во вкус… и, специально для вас! Сергей страстно накинулся на Арабеллу, а невидимая дверь щелкнула любопытного доктора по носу, оставив его ни с чем! О чем же теперь он будет фантазировать перед сном в своей холодной кровати?

    Вы же не рассчитывали, что я буду рассказывать вам настолько интимные подробности? Да и рассказы о моих унылых сосках вам порядком поднадоели. Боюсь даже подумать, какую травму вам может нанести описание анатомии Сергея. Кстати, весьма внушительной анатомии… Он ведь оказался прав. Ночь под звездами в объятиях любимого человека – самое лучшее, что случалось с нашей принцессой. 



Наталья Соломонова

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться