Потому что мне не везет!

Глава 20. Я знаю, что вы сделали прошлым летом

    Снежная поземка клубилась у ее ног. Закутавшись плотнее в тяжелый пуховик, Арабелла прошла небольшое расстояние от стоянки до стеклянных дверей, ведущих в клинику. Ее не ждали, но она прекрасно знала, где искать Константина Сергеевича. За стойкой администратора стояла строгая на вид девушка, тут же обратившаяся к ней:

- Добрый день, для посещений еще рано, пациенты обедают. Или вы поступаете на лечение?
- Я к матери, моя дорогая, - ласково ответила она, - а пока хочу поговорить с ее лечащим врачом, Константином Сергеевичем. 
- Конечно-конечно. Как вас представить? 
- Арабелла Беретинская. Поверьте, он меня примет. 

    К ней спустился не док, вместо него в коридоре показалась подтянутая и цветущая Надежда. Работа на должности секретаря-помощника явно пошла ей на пользу. 

- Вы прекрасно выглядите, - одобрительно кивнула ей Арабелла. - Док занят?
- Да, позвольте, я проведу вас в комнату ожидания, угощу вашим любимым чаем с лимоном. Включу что-нибудь по ТВ. 

    Арабелла неторопливо следовала за ней, оглядываясь по сторонам. Удивительно… Маленький кабинет превратился в огромную клинику, и теперь приходилось долго петлять по коридорам, чтобы просто посидеть и подождать. Прошло немногим больше года, а все так изменилось… Старинное здание, раскрывающееся перед ней, полностью вписывалось в представления о Константине Сергеевиче: облагороженное, идеально чистое, но сохраняющее налет старины. 

    Комната, в которую ее привели, чем-то напоминала прежнюю уютную приемную, даже диван смотрелся привычно. Она знала, что прекрасно выглядит: юбка до колен, строгий пиджак, стрижка каре. Воплощение деловой женщины. 

- С чем пожаловали? – войдя незаметно, словно тень, Константин Сергеевич встал у стены и сложил руки на груди. 

    Он тоже отрастил волосы, и прядь падала ему на лоб, придавая сексуально-небрежный вид. 

- Я очень рада вас видеть док. Хочу поговорить о матери и о… деле. Присядете?
- С ней все в порядке, есть заметные улучшения в принятии реальности. И какие у нас могут быть дела, Арабелла? Хотите в клинику?
- Я по другому вопросу, - она открыла черный дипломат и достала одну из папок, - ваша клиника док. Отец ее прикрывал, и я согласна прикрывать точно так же. Чтобы никто вас не трогал. 
- Артур умер. Его империя рушится на глазах. 
- Не рушится, перестраивается, - резко перебила его Арабелла, - я беру все дела в свои руки. Просто мне требуется время, чтобы продавить недовольных. Не каждый готов терпеть женщину-начальника. Мне нужен такой партнер, как вы! Вы знаете их маленькие грязные секреты. Вы всегда помогали отцу!
- Нет. Я прекрасно справляюсь сам. Сомневаюсь, что вы потянете ту ношу, которую пытаетесь на себя взвалить. Никто не воспримет вас всерьез.
- Вы плохо меня знаете, - она смотрела на него с вызовом, - помните, вы постоянно упрекали меня в том, что я скрываю свой собственный интеллект? По тестам я всегда получала самые высокие значения в группе. Но мой ум никому не требовался, я слишком много знала, слишком легко догадывалась о том, что родители мне врут. И я научилась врать сама. Отец очень жалел, что ему не достался наследник, считал, что девушке ни к чему ум, решимость и воля. Это мужские таланты. А я не в счет! Вот я и стала притворяться той покорной дочерью, которую он хотел видеть, играть свою роль так виртуозно, что сама в нее поверила. Наверняка после всех моих театральных выступлений в вашем кабинете вы меня презираете…
- Напротив. Скорей я восхищаюсь вами, Белла. О чем-то я догадался. Что-то вывел логическим путем. Но кто знает…. Если бы я не вытащил ваши истинные воспоминания в трансе…
- Что вы тогда узнали?
- А может, вы мне сами расскажете? Обо всем что умалчивали? Всю ту правду, которую пытались скрыть с начала наших сеансов? Если мне понравится то, что я услышу, я, так и быть, стану вашим партнером. Буду предоставлять информацию, как и Артуру и помогать по медицинской части. 
- Зачем вам это? Вновь слушать мои исповеди, да еще абсолютно бесплатно?
- В исследовательских целях. Я любопытен.
- Но здесь нет кушетки, док. Моей любимой кушетки с потертым кожаным уголком…
- Диван подойдет. Я сяду напротив.
- Как в старые добрые времена, да?
- Да, но если соврете, наше партнерство закончится, так и не начавшись.

***

    Пожалуй, я начну говорить от собственного имени. Так сложнее спрятаться за выдуманный образ. Согласны?

    Когда же все началось? Вы бы ошиблись, сказав, что мы познакомились на сеансах, я знала о вас задолго до первого знакомства и уже тогда ваша личность меня заинтриговала. Знаете, как называл вас отец? Гений со скальпелем. Он рассказывал матери, что вы спасли его жизнь. Я помню тот день, как сейчас. Папа сидел на кухне, а мама стояла рядом, прижимая к себе его темную голову. Рубашка на его боку задралась, и под ней виднелись бинты, всю кухню пропитали непривычные запахи лекарств, резкие, режущие нос. Заметив, что я слушаю разговор, меня тут же попытались выгнать, впрочем, как и всегда. Лишний элемент, любопытная девочка с косичками, вечно сующая повсюду свой нос. Я покапризничала и ушла, но ваш образ спасителя остался в памяти, вошел в мои ночные фантазии. 

    Папа доверял вам безоговорочно, как самому себе. Так забавно… Вам же, наверное, лет пятьдесят, но по внешности и не скажешь. Везет мужчинам, вы стареете гораздо позже нас, женщин.

    Знаете, меня всегда удивляло, почему родители, громко обсуждая свои проблемы, наивно полагали, что я ничего не слышу и не понимаю. Да ладно я, когда они ссорились, все соседи были осведомлены о том, как меня «оберегают». А потом папа ласково спрашивал: «Ты ведь моя послушная малышка?». Что я могла ответить? Я улыбалась, кивала и прятала глаза. Изображала глупышку. Радовала образом хорошей девочки, но мне не всегда это удавалось… Иногда хотелось просто закричать ему в лицо: «Ты что, принимаешь меня за идиотку, только потому, что я ребенок?!». 



Наталья Соломонова

Отредактировано: 30.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться