Потусторонняя иммиграция

Размер шрифта: - +

Глава 7. Операция "внедрение"

Что бы себе ни подумала про меня девушка за регистрационным столом, это сейчас не было так важно. Какая-то мысль, которая сначала хотела выплыть наружу, теперь осталась в зоне подкорки, понимая, что сейчас не место и не время.
Моя главная миссия — внедрение в новую культуру — скоро увлекла меня. Наверное, всем детям когда-то хотелось побывать в шкуре шпиона, поработать под прикрытием, как это делают герои в шпионских фильмах. Только у них их легенда и образ рассчитаны на определенный период времени — пока проходит конкретная операция, пока они работают над каким-то определенным делом в определенном месте. Их снабжают всем — липовыми документами, липовой личностью, биографией и всей нужной информацией, их учат вести себя соответственно их легенде, чтобы не проколоться.

К сожалению или к счастью, я всем этим снабжена не была. Я все так же ходила в рваных джинсах и своей белой футболке с «суперским» жизненным лозунгом (благо, тут, по всей видимости, английского языка не существовало), со своей земной сумкой, набитой земными вещами и с выпученными глазами. «Культурный» шок не отпускал — только усугублялся. Поход по магазинам был довольно поучительным. Чем дольше я вслушивалась в разговоры горожан, тем больше понимала, какую бучу устроила своим появлением… Тут и там слышались разговоры о том, что двери в Рагон опять открыты, что скоро всех опять накроет волной Фиолетовой Хорки и что в этот раз пострадает намного больше существ. Даже я, знающая о том, что Рагон по прежнему закрыт, почувствовала некую тревогу. Моя рука постоянно тянулась к предплечью и делала «контрольные щипки» — иногда казалось, что все происходящее вокруг слишком странно, чтобы быть явью.
Колокольчик на двери книжного магазина весело тренькнул, возвещая продавца о приходе нового покупателя. Это было приятной деталью, которая на секунду вернула меня в мой родной мир — у нас же тоже частенько вешали что-либо звенящее на вход. Запах бумаги не ударил в нос, как это обычно происходило при встрече с книгами. Возможно, бумагу тут делали не из дерева, а из чего-то другого и запах ее так же отличался. Но вот что сразу бросалось в глаза — это «пушистые» переплеты. Я прошлась по проходу между стеллажами, проводя рукой по корешкам. Все они были мягкими, пушистыми и ворсистыми. Это было странно, но в каком-то смысле объяснимо.
Колокольчик зазвенел опять, и послышались громкие женские голоса. Я прислушалась — язык, на котором они говорили, будто немного отличался по звучанию от того, на котором говорили Рубериус или Вейсар. Тем не менее, и он был мне понятен — скорее всего, входил в число тех трех. Невольно, разговор стал центром моего внимания. Девушки явно обсуждали какие-то интересные амурные дела, но смысл их пока не доходил.
— Я все поняла, еще когда на том приеме — помнишь? — он танцевал со мной первые три танца. Все говорили, что это почти как прямое заявление… Но я ждала, чтоб он сказал это мне.
— Я тебе говорила! Всегда знала, что так будет, — поддакнула вторая девушка. По звуку, они прогуливались меж соседних стеллажей.
— Ну, ты, может, и знала. А я вот была не уверена. Даже несмотря на Звездное обещание, — я сделала мысленную заметку непременно узнать, что это такое. Голоса девушек удалились еще, заставляя меня красться, как шпион, по соседнему проходу за ними.
— Так что в итоге было вчера? — уже, видимо, сгорая от нетерпения, вопрошала вторая девушка.
— Он… — героиня событий мечтательно вздохнула, — …попросил моих девяти щупалец и принес браслеты на каждый точно по размеру!
В этот момент мои ноги принесли меня к концу стеллажа, где я, наконец, увидела этих двух красавиц. Девушки, которые предстали передо мной, были скорее похожи на странную азиатскую фантазию с множеством щупалец. Они были почти ровно прямоугольными, с легким намеком на талию, одеты были в обычные платья с длинными юбками. Только вот из рукавов и из-под подола выглядывали длинные сиреневатые сяжки. Моя рука опять потянулась к предплечью и больно зажала кожу между пальцев. Ранее, я никогда не наблюдала за собой таких склонностей. Теперь же, стиснув зубы, терпела боль, так как просто не могла остановить эту реакцию.
В спешке и некотором смятении, я попросила интересующую меня книгу у продавца, и быстро ушла из магазина. Теперь мой мозг решил, что нужно включать защитные механизмы — я на автомате пыталась рационализировать все странное, что видела. Мое восприятие отрицало тот факт, что вокруг — незнакомый мир, и неприятно сталкивалось с реальностью, когда я смотрела на свой телефон и вдруг понимала, что никуда отсюда не дозвонюсь. Я шла по улицам города, оглядываясь и ища скрытые камеры, вглядывалась в лица людей с рогами, красными глазами или зелеными волосами, пытаясь рассмотреть признаки грима, костюмов, линз… Но каждый раз не находила, вместо этого натыкаясь на удивленные и, порой, возмущенные взгляды и возгласы. И, каждый раз, мое предплечье опять страдало.

Неожиданный звон колоколов заставил очнуться и вспомнить, зачем я, собственно, вышла из своего номера. Поразительно, на все мои внутренние процессы примирения с окружающим ушло целых три часа. Я успела уйти далеко от гостиницы и попала в район, где было множество магазинов, уличных лавок и небольших кафе. По всей видимости, район был главной торговой точкой. Я открыла свой список покупок и пробежалась по нему глазами. Судя по неоднозначным ощущениям внизу живота, начать надо было с самого необходимого — с конца моего списка. Только вот как в этом мире выглядят аптеки и есть ли они тут в том виде, в котором я их понимаю — большой вопрос. Как бы это ни было смешно, мне пришлось обратиться к прочитанным мною романам про попаданок и вспомнить, как они описывали возможные варианты заведений по типу аптеки, и искать что-то похожее. Других идей у меня в голове попросту не было. Зеленые крестики тут вряд ли ассоциировались с медициной, а надписей «Аптека» тут и подавно не могло быть — латынь-то берет истоки в моей вселенной, а не здесь.



Алиса Паниотто

Отредактировано: 27.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться