Поварёшка

Размер шрифта: - +

Часть 10

***********

 

Ближе к вечеру в палату вошли Антон и Саша. Кондратьев в этот момент спал. Рядом с ним все так же сидела Лена и что-то писала карандашом в своем карманном блокноте.

- Как отец? Еще спит? – спросил ее Антон.

- Да. Уснул еще в обед, почти сразу же после ухода генерала Тимашева.

Саша, обойдя сидящую на стуле Лену, подошел к стоящему возле кровати столику и начал выкладывать на него из пакета фрукты. Антон подошел к Лене и обнял ее за плечи.

- Как все прошло? - поинтересовалась Лена.

- Нормально. Все уже разъехались по домам, - ответил Смольный.

От шума в палате Кондратьев проснулся. Посмотрев на Антона и Сашу, он улыбнулся.

- Ну наконец-то вы пришли. Теперь я точно уверен, что с вами тоже все в порядке.

- В порядке мы, Вячеслав Николаевич, - ответил начальник охраны.

Кондратьев обратил внимание на перевязанную руку Саши, которую он спрятал под пиджаком.

- Что с твоей рукой, Саша? – спросил Вячеслав Николаевич.

- Зацепило слегка пулей, - ответил начальник охраны. - Ничего серьезного – кость не задета. Врачи сказали, что рука скоро заживет.

- Мне сегодня с утра генерал Тимашев сообщил, что во время перестрелки у здания фирмы «Бастион» погиб один из моих охранников.

- Да, Вячеслав Николаевич, все верно он сказал, - ответил Саша. – В перестрелке погиб Дима. Семен сейчас лежит в этой же больнице – двумя этажами ниже. Он остался жив – его спас бронежилет.

- Жаль парней. Досталось же им из-за меня. Нужно помочь семье Дмитрия, - проговорил Кондратьев. – Выплатить компенсацию. Да и лечение Семена нужно так же проплатить – пусть доктора подымут его на ноги. Как выпустят меня из этой больницы – сразу же займусь этими вопросами.

- Они выполняли свою работу, Вячеслав Николаевич, - взглянув на своего начальника, сказал Саша. – Так же, как и я. Такова специфика нашей работы - всегда есть риск поймать пулю.

- Ты конечно прав, Саша. Но я никак не ожидал, что все так печально закончится.

Начальник охраны понимающе кивнул в ответ. Ему самому было тяжело смириться с мыслью, что один из его людей погиб, а второй находится в тяжелом состоянии. Кондратьев в этот момент перевел взгляд на Антона, который находился рядом с Леной.

- Лена, Саша, оставьте нас с Антоном на несколько минут, - обратился Кондратьев к дочери и своему начальнику охраны.

- Конечно, Вячеслав Николаевич, - ответил Саша.

Начальник охраны вместе с Леной направились к выходу из палаты. Когда дверь за ними закрылась, Антон присел на стул, на котором только что сидела Лена. Вячеслав Николаевич не спешил начинать разговор. Он помнил, как в прошлый раз оставшись наедине со Смольным в конференц-зале своего офиса, он высказывал свое мнение об Антоне. И сейчас ему было немного неловко за тот разговор. Но молчание затягивалось, и Кондратьев все же начал:

- Антон, я в первую очередь хотел бы перед тобой извиниться за тот разговор, что произошел между нами тогда после совещания по госконтракту.

- Вячеслав Николаевич, тогда же никто не знал про мою настоящую службу, - ответил Смольный. – И я, как вы понимаете, рассказать о ней тоже не мог - ни вам, ни Лене.

- Да, Антон. Ты совершенно прав. Но я до сих пор чувствую себя немного неловко из-за этой ситуации.

- Да все в порядке, Вячеслав Николаевич, - проговорил Антон. – Что было – то прошло. Главное, что сейчас для всех нас все закончилось.

Кондратьев посмотрел на Антона. Перед ним видел все тот же его подчиненный - ведущий специалист по разработке программного обеспечения, которого он знал уже много лет. Глядя на него даже не верилось, что он смог за последние несколько дней спасти его дочь, вывести на чистую воду генерала Савельева и его людей. Но как оказывается – внешность бывает обманчива. Кондратьев продолжил разговор:

- Лена мне сказала, что сегодня были похороны твоего сослуживца, Кильчина Александра?

- Все верно, Вячеслав Николаевич, - опустив глаза вниз ответил Антон. – Похоронили Шурика утром на Бабушкинском кладбище.

- Я тебе сочувствую, Антон, - проговорил Кондратьев. – Я сам участвовал в боевых действиях, и знаю – что такое терять боевых друзей. Терять тех, с которыми ты столько прошел и которые в любой момент готовы прикрыть тебя своим телом - это действительно очень тяжело.

- Для нас с ребятами это очень большая потеря, Вячеслав Николаевич, - ответил Смольный. - Я даже предположить не мог, что все так закончится.

- Никто не думал, что все это действительно произойдет. Что генерал Савельев и его люди смогут ради денег пойти так далеко. Что нападут и попытаются похитить мою дочь. Все это до сих пор не укладывается в голове.

- Сумма контракта слишком велика, Вячеслав Николаевич, - проговорил Антон. – Доля генерала Савельева с лихвой бы окупила все издержки, которые он получил, гоняясь за мной и Леной.

- Если бы не ты – Антон, то все было бы намного печальнее, - ответил Кондратьев. – Люди генерала Савельева явно не ожидали от тебя таких активных действий. Да и честно признаться – мы с моим начальником охраны тоже такого от тебя не ожидали.

- Я и сам от себя такого не ожидал, - немного смущаясь проговорил Смольный. – Я вообще, уходя из армии думал, что больше никогда мне не придется брать в руки оружие и убивать.

- Как говорится в одной старой пословице: «От сумы и от тюрьмы не зарекайся», - смеясь ответил Кондратьев. – Твои навыки, полученные в армии и твой боевой опыт в Чечне – вот что спасло мою дочь от людей генерала Савельева. А придуманный вами план записи нашего разговора в офисе фирмы «Бастион» на видео таким нестандартным способом и передача его в интернет и на телевидение – это вообще гениально.



Александр Куст

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться