Повелитель тлена

Глава 7

 

— Просыпайтесь, мисс. Мисс, просыпайтесь.

Монотонное бормотание сопровождалось довольно ощутимыми шлепками, которыми неизвестная награждала моё многострадальное тело. Сил не было даже на то, чтобы разлепить веки. Но если я сейчас этого не сделаю, то встречать утро буду уже на полу. Продолжи служанка, эта заезженная пластинка, и дальше пихать меня с таким усердием, я просто-напросто свалюсь с кровати.

— Мисс, просыпайтесь. Просыпайтесь, мисс.

— Угу, — невнятный ответ сменился тихим стоном. В голове взрывались петарды, в ушах звенело. А ведь я всего лишь попыталась оторваться от подушки.

Потерпев фиаско, повалилась обратно, чтобы уже в следующий миг почувствовать очередной болезненный щипок.

Наверное, я бы цапнула мучительницу. Но у меня даже зашипеть на неё не хватило сил. Было такое ощущение, словно виски сверлили буром.

— Вас ждут внизу, мисс. Вставайте, — заявила эта липучка голосом, лишённым всякой окраски.

— Ждут? — осторожно переспросила я. В голове, как назло, сразу стало ясно, вдруг вспомнился и вчерашний вечер, и бесславное его окончание. Я, трясущаяся, как наркоманка со стажем, и злющий маг, наверняка сто раз пожалевший о своём выборе. — А кто именно ждёт?

Небось дорогой господин и парочка констеблей, которые явились арестовать дуру-пришлую, посягнувшую на жизнь высшего.

— Гости, — подтвердила мои наихудшие опасения девица и принялась за старое: — Поднимайтесь. Его светлость не любит, когда опаздывают.

Полагаю, его светлость вообще не знаком с этим чувством. И только и умеет, что брызгать ядом да психовать.

Ощутив ледяное прикосновение пальцев, вздрогнула, а упрямица, не желая отставать, с силой сжала моё запястье и хорошенько за него дёрнула.

Новая попытка стащить меня с кровати оказалась успешной, с горем пополам я поднялась. Постепенно мир перед глазами перестал вращаться, мебель стекла с потолка на пол и начала принимать более чёткие очертания.

Я находилась в спальне, в которой вчера оставил меня Грэйв. Сейчас передо мной маячила бледная, как сама смерть, тощая, курносая девица. Служанка или какая-нибудь камеристка, а может, экономка — кто её разберёт. Смоляные волосы девушки были заплетены в косу и перехвачены голубой лентой под цвет платья. Она смотрела на меня немигающим взглядом чёрных бездонных глаз, в которых не отражалось даже намёка на эмоции. Ничего. Наверное, замри незнакомка, и её можно было бы запросто принять за выполненную из воска скульптуру.

— Вы дадите мне пару минут? — попросила я и выразительно покосилась на двери, намекая, что нуждаюсь в некотором уединении.

К счастью, странная особа всё поняла. Повторив в сотый раз, как для особо одарённой:

— Вас ждут внизу, — удалилась, наконец оставив меня одну.

Перешагнув через мантилью, золотистой лужицей растёкшейся по ковру, заметила рядом свои туфли. Серебряные шпильки поблёскивали на тёмном ворсе, а вот злосчастного эгрета обнаружить не удалось.

Поймав в зеркале своё отражение, с трудом узнала саму себя. Кажется, не только мой «будильник» мог запросто сойти за покойника. На моём лице тоже не было ни кровинки. Губы — белые, глаза, наоборот, оттеняла загадочная синева.

Сейчас распугаю всех полицейских.

Дабы не навлечь ещё больший гнев на свою бедную голову, возиться долго не стала. Кое-как привела себя в порядок, разобрала пальцами спутавшиеся локоны, расправила складки на бальном платье, вернее, попыталась это сделать, но быстро плюнула на бесполезную затею. Нацепив туфли, как на расстрел поплелась вниз.

Где-то глубоко внутри засела уверенность, что Грэйв обо всём догадался. Странно, что не оставил подыхать, а помог избавиться от магической заразы. Которой я в себе больше не ощущала. Наоборот, силы стремительно возвращались. Походка стала твёрже, а окружающая обстановка больше не проделывала кульбиты при малейшем резком движении.

Коридор, пронизанный солнечными лучами, теперь не казался мрачным. По стенам не змеились пугающие тени, их заменили кремовые обои с молочным узором, удачно сочетавшиеся с деревянными панелями и тёмной мебелью. Лестница вела в просторный холл, выполненный в синих и коричневых тонах с редкими вкраплениями позолоты. На лепном потолке красовалась массивная люстра из витражного стекла. Светильников на стенах тоже было немало, но сейчас они не горели. Света, проникавшего сквозь стрельчатые окна и витраж над входной дверью было достаточно, чтобы осветить холл. Интерьер его удачно дополняла арка из резного дерева. За ней — ступени, покрытые ковровой дорожкой, что вели к заветной свободе.



Валерия Чернованова

Отредактировано: 17.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться