Поверьте вампиру на слово.

Размер шрифта: - +

Поверьте вампиру на слово.

Часть 1

Итак, Я – вампир, самый обычный в понятии вампиров. Как давно я стал вампиром? Да, с самого своего рождения. Когда я родился? Ровно тридцать лет назад. Сколько мне на вид? Да уж поверьте: не младенец! Сколько я проживу? А каков максимум человеческой жизни? Более ста лет. А сколько живет среднестатитистический человек? Вот! Знаю ли я других вампиров? Конечно. Все дивиантные особи стремятся сгруппироваться. Так легче противостоять миру обычных людей. У глухих свой язык, у слепых – свой алфавит, у преступников – свой жаргон… и у всех свои правила поведения, свои ценности (ну, или что-то вроде того). Думаю, аналогия ясна. И только обычные люди так разобщены, ведь они – большинство! Почему я сравниваю себя с инвалидами или преступниками? А что, нас как – то иначе воспринимают?

Хотя… Люди насочиняли о нас столько легенд, что теперь и сами не разберутся, где тут правда, а где ложь. Мы и не живые (бессмертные), но при этом нас можно убить; и не духи, но в зеркалах не отражаемся; мы не вирусы, но на нас убийственно действуют и святая вода и обычный чеснок, мы не оборотни, но трансформируемся в летучих мышей (этакие «Бетмены – плохиши»), мы не теплокровные, поэтому зимой в Сибири должны как медведи впадать в спячку или как букашки засыпать до весны; мы сгораем на солнце в пепел, на солнцепеке вообще все чахнет, надо сказать, поэтому Африка – эта прародина всего человечества, не могла стать нашей колыбелью, единственное благоприятное для нас место – страна Северного сияния, но тут мы снова возвращаемся к тому, что нам там не климат; мы быстры, сильны, всегда молоды и красивы, никогда не болеем – мы мечта каждого человека, чуть ли не боги, именно поэтому нам нет места среди людей. Банальная зависть! Мы, если верить легендам, единственный шанс человечества выжить в этом густонаселенном мире. Можно даже начхать на экологию и уйти жить под землю, как кроты… и вампиры. Мы как ящерицы способны регенерировать, и выживаем после любой катастрофы.

Почему так? О, люди придумали уйму объяснений! И теорию лейкемии, и теорию вирусов, а теперь к ним подключилась теория наночастиц и внеземного пришествия. Согласно последней мы вообще не люди и никогда ими не были. Так что есть из чего выбирать.

Раскрою ли я вам правду о вампирах? Нет!!! Да, нет, не из вредности. Сколько человечество бьется над вопросом аутизма или транссексуализма, а над вопросом гениальности? И что? Стало ближе? Вот и я: просто не знаю.

Почему вообще завел этот разговор? Не боюсь ли последствий? Не боюсь. Теперь не сжигают. Гуманизм и все такое! И потом по «старинным приметам» и анализам крови нас не вычислить. Так что чисто физически невозможно доказать, что мы не люди. Думаю, ближе всего тут стоит теория «энергетического вампиризма». Не стопроцентно, но где-то рядом. Истина, она вообще всегда где-то рядом… и никогда ее нет, там, где надо.

Поэтому все эти разговоры о том, что мы питаемся чьей-то кровью (пьем кровь) – не более чем фигура речи. Да, вот такие мы сволочи, но от этого еще никто не умирал. А вот на счет самовозгораний – правда. Сгораем иногда, вне зависимости от времени суток, в том

числе на работе, как правило, синим пламенем. Но почему – не известно. Как неизвестно, почему киты выбрасываются на берег. Однако вы правы, не вампиры – не воспламеняются сами.

Что еще нас отличает? Креативность. Так и не привыкли за столетия гонений жить «серыми мышками». Ну и, да, мы, скорее «совы», чем «жаворонки». И здесь одно связано с другим и не более того. Научно доказано, что с 24 до 2 часов самый пик творческой активности, правда, с 1 часу уже начинают «ножки зябнуть, ручки зябнуть», т.к. все физиологические реакции в организме в это время замедляются. Проработаем всю ночь, потом весь день дрыхнем. Опять же, как следствие, с таким режимом имеем и «красные глаза» и «бледную кожу».

Но, поверьте вампиру на слово, не каждый бледный субъект с красными глазами и холодными конечностями, встреченный вами утром, щурящийся от яркого света и предпочитающий черный цвет – вампир! Нас вообще мало. Обычных людей гораздо больше.

Верно, я привык считать и себя человеком, разве что необычным. А почему нет? Сплю, ем, люблю, ненавижу, творю, разрушаю, живу и умираю. Сейчас я вас разочарую, но… глубоко в душе вы и так это знали: нет бессмертия, и нет вечной молодости. Это противоестественно, хотя и печально. Любая сверхновая звезда через миллиарды лет все равно погаснет. Так, что поверьте вампиру на слово – ничто не вечно.

Но именно это и позволяет нам развиваться. Будь мы бессмертны, мы бы в один «прекрасный миг» от всего устали и покончили жизнь самоубийством. Вечность – это слишком много. По-настоящему можно ценить только то, что невозможно удержать.

Мы любим своих детей, зная, что они вырастут и… все изменится; родителей, понимая, что они не всегда будут с нами; спутников и спутниц жизни, сознавая, что эта жизнь слишком коротка, чтобы дать им все, чего они заслуживают и узнать их, как самих себя, потому что и самих себя некоторые из нас так и не могут понять: не хватает времени.

Жизнь коротка и оттого так бесценна! Поэтому мы не забираем чужие жизни. Все это не более чем «байки из склепа». И мы не считаем себя расой, стоящей выше людей, как, например, эти высокомерные эльфы. Мы – люди, своего рода – меньшинства. Мы живем по людским законам, но они пока, только ПОКА, не учитывают нашу специфику и… наши права. Просто мы не политики по натуре, хотя… какое поле для деятельности! Но быть на виду для нас чревато. Так что к политическому террору мы не причастны. Нам проще собрать стадионы!

И еще… метисов среди нас нет. Мы несовместимы генетически в плане потомства ни с кем другим. Такая вот генетическая аномалия, мелкая неприятность среди множества бесспорных достоинств.



Niki Ta Shina

Отредактировано: 11.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться