Повесть милой старины

Размер шрифта: - +

10

    Катрин быстро шла на поправку, удивляя доктора и радуя близких. Еще через пару дней она и вовсе стала спускаться к столу. Григорий Тимофеевич вздыхал и качал головою, пеняя дочери на то, что не желает выполнять предписания доктора, однако ж, был рад, что все обошлось.  Нико шутил, веселя собравшихся, а Львов, напротив, хмурился, не отрывая взгляда от тарелки. Это не ускользнуло от взгляда Катрин  и она, желая поддразнить, как-то спросила:

-А что это Вы, Алексей Владимирович,  так хмуры? Вам, должно быть, у нас в деревне совсем скучно?

-Нет, что Вы! Напротив, Мы с Никитой всякий день на прогулки, да с визитами... - растерялся тот, но, встретившись с ее смеющимися глазами, и сам не удержался от улыбки.

-Dans ce cas,si notre invité sombre, je propose d'organiser un bal pour lui remonter le moral...Papa? * - посмотрела она в сторону Строгова-старшего.

-Бал? - удивился тот

-Да, папенька, бал! - воскликнула Катерина Григорьевна, воодушевляясь, и, становясь от того еще прелестнее. Львов украдкой любовался ею, удивляясь, как возможно, что существует такая красавица. Будто нимфа... Она же, тем временем продолжала с живостию:

-Теперь начнется Масленица, а потом-Великий пост. Там уж нельзя. А пока и повод есть, и желающих поучаствовать, я в том уверена, будет  предостаточно.
 

-А, ведь, сестрица права, батюшка, - подхватил Нико. - У вас тут, чай и развлечений никаких,  Катрин-то уж совсем невеста стала. Негоже молодой девушке взаперти... - при сих словах он хитро подмигнул Катерине, а Львов чуть заметно нахмурился. "Невеста! Пожалуй в невестах-то она и не засидится..."-подумал Алексей с горечью.
 

-Ну, бал требует подготовки. Хозяйки в доме нет, я в балах, признаться, мало что понимаю. Вот вывезти дочь куда-завсегда пожалуйста, а самому...-растерянно развел руками Строгов-старший.
 

-Но, papa, я сама могу все организовать, а Нико мне в том поможет, да и мьсье Львов не откажется участвовать, ведь правда? -синие глаза, обращенные на Алексея светились такой мольбой, что тот не нашел в себе сил отказать, хотя при мысли о том, что Катерина Григорьевна будет на том балу танцевать со своими поклонниками, которых, несомненно, отыщется немало, он чувствовал лишь досаду.
 

-Ну хорошо! - сдался, наконец, Григорий Тимофеевич, - И когда же мы устоим сие действо?
 

-Полагаю, в следующую субботу,-обвела вопросительным взглядом присутствующих Катрин.
 

-Что ж, тогда, дочь моя, будь любезна к следующей субботе подготовить все так, чтобы мне было не стыдно перед соседями! - улыбнулся Строгов-старший.

-Спасибо, papa! - восторженно захлопала в ладоши Катрин, - Обещаю, Вы не пожалеете, что доверили мне подготовку.
 

   Всю следующую седмицу в усадьбе готовились к празднику: перво-наперво, Катерина Григорьевна, словно заправская хозяйка, велела прислуге вымыть до блеска весь дом, навощить паркет в зале, самолично проверила запасы на кухне и распорядилась Лукерье  по поводу ужина, велела перенести из оранжереи  при доме цветущие каллы, герань, хризантемы, фуксии и бегонии. Обговорила с отцом список приглашенных, коих оказалось не менее тридцати человек-не много не мало, все окрестные помещики.Строгов -старший только успевал удивляться: и откуда в этой хрупкой мечтательной девочке с кукольной красотой  столько умения к домоводству? А поди ж ты... Вся в покойницу-мать...
 

  Нико, приняв живейшее участие в подготовке, ежедневно развозил приглашения, а Танька сбилась с ног, то выполняя поручения барышни, то выбирая с ней ткань для бального туалета, то снимая мерки... Надо ли говорить, что все обитатели усадьбы, кроме, почитай, Львова и Строгова-старшего были загружены делами.
 

   Вечером накануне бала она самолично расставила горшки с цветами  и  свечи в подсвечниках. Катрин уже собиралась заканчивать с украшением, как в залу вошел Львов,и, растерянно оглянувшись, направился было к двери, но Катерина Григорьевна, окликнула его, выйдя из-за портьеры.
 

-Постойте, Алексей Владимирович! Я вижу, Вы кого-то потеряли?
 

-Я.. Простите Бога ради, Катерина Григорьевна, но я ожидал увидеть здесь Никиту, а Вас сразу не заметил... - он оборвал сам себя, почувствовав, что говорит чепуху, и опустил глаза.
 

-Нико я отослала к Бибиковым и будет он лишь к ужину, так что можете его не искать, - она подошла ближе и заглянула ему в лицо:
 

-Благодарю Вас, тогда я подожду его у себя... - он хотел было уйти однако Катрин  снова окликнула:

-Постойте! Я хотела бы с Вами поговорить, - мягко проговорила она. Алексей удивленно взглянул на нее и почувствовал, как краснеет. Хорошо еще, что при свечах это было почти незаметно. Сердце его учащенно забилось, а мысли, вдруг, стали  путаться. "Да что со мной, черт возьми? Словно и впрямь пьян!" -  раздраженно подумал он, однако ж так и не смог взять себя в руки, с каким-то внутренним волнением ожидая, что ему скажет девушка.
 

  Она же продолжала стоять, глядя кротким ласковым синим взглядом и чуть улыбалась, отнюдь не торопясь продолжать.

-Я слушаю Вас... - выдавил, наконец, из себя Алексей, сообразив, что она ждет его разрешения.
 

-Вы как будто избегаете меня, Алексей Владимирович, -  синие глаза погрустнели. - Неужели я Вам так неприятна, что Вы и вовсе не желаете со мной разговаривать. Лишь за столом то "да", то "нет"... Скажите, я Вас чем-то обидела?

- Что Вы, Катерина Григорьевна, чем же Вы могли меня обидеть?-еще больше растерялся он. "Вот дурак! Веду себя с барышней, как невежа." 

-Тогда почему же такое холодное обращение? Я бы так хотела, чтобы мы с Вами стали добрыми друзьями. Друзья Нико и мои друзья, и мне бы не хотелось, чтобы у кого-то из них осталось обо мне предвзятое мнение.



Ольга Андреева

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться