Повесть о Сашке

Размер шрифта: - +

Глава 16

- Предатель! Фашистский прихвостень!

Так встретил Юрка приятеля. Сашку втолкнули в школьный класс, который полицейские превратили в комнату для арестованных. Окна были забиты досками, бурые пятна на стенах, острый запах мочи. Парты и другая мебель из помещения вынесены. Поэтому Юрка сидел прямо на полу. Сашка ничего не ответила на гневную тираду парня, а просто уселась рядом.

- Всех выдал?

- А что надо было ждать, пока этот урод забьет тебя до смерти?

- Уж лучше до смерти забил бы, чем партизан предавать.

- Да успокойся ты. Я ему сказал, что мы детдомовские. Наш эшелон разбомбили немцы, вот нам и пришлось ходить по селам и воровать продукты. Поэтому ты и врал.

- И что он поверил?

- Попытался проверить, правду ли я говорю.

- Как?

- Вопросы разные задавал. Спрашивал, на какой улице находился наш детский дом. Как имя отчество Жданова.

- Ты ответил?

- Конечно. Детдом на улице Марата, а Жданова зовут Андрей Александрович. Это же каждый знает.

- Каждый? Я вот, например не знаю.

- Куда тебе, ты ведь вместо того чтобы ходить в школу кошельки у людей тырил.

- Ты полегче, а то схлопочешь по уху.

Они, молча, посидели минут десять. Потом Юрка спросил:

- Жрать они давать будут?

- Усатый об этом не говорил.

- Что он, вообще, говорил?

- Говорил, что будет проверять все сказанное мной.

- И что потом?

- Если все точно, то нас отправят в концентрационный лагерь как малолетних воров.

- А если нет?

- Тогда расстреляют как пособников партизан.

- Ничего себе выбор.

- Он сказал что, это проявление немецкого гуманизма.

- Это шутка такая? Издевается, что ли?

- Нет. Лично он не расстрелял бы как пособников партизан, а повесил. Но немцы, стараются детей не вешать.

- Идут они в задницу со своим гуманизмом. Тикать надо с этой хазы пошустрому. Мысли какие есть?

- Я теперь только о еде думаю. О том хлебе, который они у нас отобрали и наверное сами теперь трескают.

Развить тему об еде не удалось - послышались шаги, голоса и комнату втолкнули высокого парня. Из щелей в заколоченных окнах света в их «камене предварительного заключения» было немного, и Сашка не сразу узнала Илью-шофера. Тот тоже не сразу признал ребят, но как только понял, кто перед ним, нарочито громко произнес:

- Не хочу я здесь сидеть со всякими малолетками. Тем более, что документы у меня все в порядке.

- Ну, поговори еще. У нас приказ задерживать всех подозрительных, - сказал полицейский и закрыл за ним дверь.

Сашка хотела броситься на шею Илье и обнять его, но тот предостерегающе приложил палец к губам и громко сказал:

- Вот приходится честному человеку сидеть с разной шпаной.

- Ты, дядя, за шпану можешь и ответить, - подыгрывая Илье, сказал Юрка, подмигнув шоферу.

Такая предосторожность оказалась не лишней. Полицай видимо стоял под дверью и подслушивал. Дверь открылась и полицейский сказал:

- Поменьше болтайте здесь.

Потом он указал пальцем на Сашку и сказал:

- Ты давай иди за мной.

- Зачем?

- Без разговоров.

Сашки не было больше часа. Юрка и Илья очень тихо обменялись новостями. Точнее говорил больше Юрка. Он сказал, не вдаваясь в подробности, что отряд собирается перебазироваться, а они должны были добыть какое-то количество бензина, чтобы подключить к аккумулятору рацию. Но сбились с пути и попали в полицию.

- Может нас просто отпустят? – предположил Юрка.

- Не знаю, не знаю. Уж слишком немцы активны стали. Проверки документов, облавы на каждом шагу, что-то они ищут.

- Похоже на то.

- Кто-то разворошил этот муравейник. Теперь жди карателей.

Юрка ничего не ответил, прикусив губу. Он-то знал, кто разозлил оккупантов, но подумал, что Илье об этом лучше пока не говорить.

Наконец привели Сашку.

- Что тебя били? – спросил Юрка.

- Нет.

- Допрашивали?

- Нет.

- Неужели кормили?

- Тоже нет.

- Что же ты там столько времени делал?

- Убирал.

- Полтора часа убирал?

- Я старался все хорошо сделать. Они мне веник дали и сказали, чтобы я подмел. А я не только подмел, но еще и взял влажную тряпку и пыль им везде повытирал, коврик вытряхнул, воды в чайник налил.

- Выслуживался?

- Они тоже так подумали.

- А что, нет? Думаешь услужишь им и они тебя отпустят? Дудки.

Илья с интересом прислушивался к их перепалке.

- Я непросто убирал, а нашел там комнату, где был в школе химический кабинет и кое-что позаимствовал.

Илья после упоминания химкабинета, начал уже догадываться и улыбнулся. Юрка же ничего не понимал и хмуро их разглядывал.

- Что, скоро, как на почте, будет все в дыму? – спросил Илья.

- Я тоже так сначала подумал, но не получалось.

- Что не получалось? Нужных порошков не было?

- Кое-что было, но мы бы первые здесь задохнулись от дыма.

- Так ты ничего не сделал?

- Сделал. Нам надо просто немного подождать.

- Чего ждать-то? – удивился Юрка.

Сашка сквозь щель в досках указала куда-то во двор.

- Смотри, вон там туалет. Скоро туда побежит полицай. А до этого тебе хорошо бы взять гвоздик или проволочку и попытаться открыть замок на двери.

- Я это не умею. Я не «медвежатник», - больше по карманной части работал.

- Вот видишь и с этим у тебя прокол. Ничему путному тебя жулики не научили.

Юрка, аж покраснел от обиды, и не миновать бы скандала, но тут вмешался Илья:

- Не ссорьтесь. Если надо будет, я плечом дверь вышибу.

- Хорошо, будем ждать.

- Долго ждать то придется? – спросил Юрка, приникнув к окну.



Герда Куинн , Александр Владимирович Макаров

Отредактировано: 25.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться