Повесть о темном почти человеке

Размер шрифта: - +

Глава 1

Цель в жизни обязана быть, ибо если не будет цели, человек будет прозябать свое существование среди неисполненных мечтаний и несбыточных грез. Цель, она, фактически, как маяк на пристани жизни. Взором опираясь на него, корабль существования мчится по лазурной гавани своего внутреннего Я. Какой бы цель ни была, смешной, или глупой, быть может, даже, практически невыполнимой, за ней все равно стоит следовать, ведь она помогает не потерять себя.

Именно по этому принципу живет Кольт. Раз ты живешь, должна быть цель, раз есть цель, нужно делать все для ее выполнения. Все просто. Зачем же забивать себе голову лишней ерундой?

Кольт налил в стакан виски, поджег сигарету и поудобнее устроившись на черном кожаном диване, начал печатать на ноутбуке. Слова лились ручьем, сплетаясь в предложения, те, в свою очередь, в абзацы, а после всех этих перевоплощений появлялись главы. Чужие жизни были у Кольт как на ладони, из-за чего он чувствовал себя практически Богом. Богом идеального мира, в котором он готов провести остатки своей жизни, но мир так жесток, что не дано Кольту попасть в идеальный мир, который создал он, или кто-то другой.

Виски приятно обжег горло, а сигаретный дым заволок всю комнату, из-за чего стал почти осязаемым. Кольт кинул окурок в пепельницу, не прекращая печатать и поджег новую сигарету.

Белые волосы, длиной немногим ниже плеч, лезли в глаза и закрывали обзор клавиатуры, но принцип Кольта гласил, что волосы нельзя завязывать, из-за того, что это отвлекает от рождающейся книги, и может нагло сбить с мысли, что крайне бесит его, как писателя.

Спустя четыре часа безостановочной работы, книга была закончена. Очередная история дописана, очередные герои прожили свою жизнь и со дня на день должны умереть от старости. Это некое кредо писателя, все его книги заканчиваются либо на смерти главного персонажа, либо на том, что он состарился и вот-вот женщина с косой должна прийти по его душу. Ведь если оставлять героев на самотек, неизвестно, как повернется их жизнь, будет ли он жить долго и счастливо, или на следующий же день после окончания основного повествования, его собьет машина, или загрызет собственная собака. Среди писателей ходят некие легенды о мире книг. Говорят, герои книг живут своей жизнью и после написания книги. Если во время повествования жизнь героя еще поддается влиянию автора, то после завершения все пускается на самотек. Если же оставить книгу недописанной, мир, заключенный на страницах, попадает в цикл, который то и дело повторяется, из-за чего доводить героя до сумасшествия. Это слишком жестоко с точки зрения Кольт. Он никогда не поступит так со своими героями, ведь каждый герой для него – это его любовь, его детище, а ради своих детей, Кольт готов продать душу Бальтазару, которого в глубине души считал самим дьяволом во плоти из темной материи.

Ни разу в жизни Кольт не видел Бальтазара, однако знал, как тот выглядит и из чего состоит, так как до последнего был уверен, что Темный – всего лишь плод его воображения. Герой повести, которая родится, как только Кольт узнает о нем столько, сколько нужно для написания целой книги.

Пока что все написанное о Бальтазаре ограничивалось парой стихотворений, которые Кольт планировал вставить в «Повесть о темном почти человеке». Эту идею он выносит в голове уже около пяти лет.

Стоило Кольт углубиться в размышления о своем домочадце, как пальцы начали нервно бегать по клавишам, давая жизнь новому стихотворению, посвященному монстру, восседающему на спинке дивана и вдыхающему сигаретный дым с таким же смакованием, как и писатель.

 

Не путай улыбку с оскалом.

Хотя, думаю, ты не увидишь.

Прислушайся, может, услышишь,

Кто здесь правит живыми и балом.

 

Окунись в Создателя лица

Одно из них подобно черноте ночи

Ты не бойся. Или бойся не очень,

Он разбудит и в тебе подлеца.

 

Познакомиться с ним очень просто.

Попытайся сделать как я…

Тут должно быть что-то связанное с психозом….

Продолжить повествование Кольту помешал сгусток черной материи, напоминающий песок, который пролетел прямо перед носом парня и начал заволакивать экран ноутбука. Бальтазару явно не понравилось то, как Кольт отзывался о нем в своем стихотворении. Писатель задрал голову и посмотрел на стену позади себя. Пусто. Заметно лишь место, из которого материя выходит, но это место находится прямо в воздухе, и если Кольт умеет создавать материю только из ладоней, то Темному подвластна материя, выходящая абсолютно из любого участка его тела, то есть нельзя определить, какая часть тела находится в том месте, откуда выходит чернота, которую Кольт с усмешкой сравнил с шелковой вуалью, которая была одета на одной из его однокурсниц, когда он последний раз был в университете.

- Тебе не понравилось? – Кольт откинулся на спинку дивана. Со стороны выглядело так, словно он разговаривал с потолком.

В ответ очередной сгусток материальной тьмы сложился в три корявые буквы, словно писал ребенок, только что выучивший правописание. «Нет» - гласила надпись, висящая в воздухе. Кольт усмехнулся и рукой разогнав тьму возле ноутбука, обнаружил, что файл безвозвратно утерян.



Елизар Кольт

Отредактировано: 22.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: