Повесть о темном почти человеке

Размер шрифта: - +

Глава 3

Улицы мертвого города кишели прохожими, не обращающими внимания друг на друга. Люди куда-то шли, некоторые бежали по своим делам. Кольт и Николь прошли парк, сразу за которым находился дом писателя. Почти все лавочки были пусты. Старики, которых так привык видеть читатель с своем родном городе, там практически не водились. Люди умирали в довольно раннем возрасте из-за болезней. Иммунитет слишком слаб по доброй воле испарений, которыми пропитаны асфальт, бетонные стены зданий и воздух. Смрад, вечно стоящий в городе стал настолько привычен для людей, что все просто перестали обращать на него внимание. Человечество адаптировалось к такой среде обитания, чего не смогло сделать большинство растений. Возможно именно поэтому город стал настолько сер и неприметен.

Кольт вполне устраивало подобное место обитания. Из него писатель черпал вдохновение для книг, которые, как и душа писателя, были пропитаны пустотой и одиночеством. Он прекрасно понимал, что не бывает в жизни счастливого конца. Не бывает в жизни счастья. Именно эту тему Кольт и пропагандировал в своих книгах, заставляя читателя задуматься о тщетности существования, единственный способ оградиться от которого – это чтение.

Гуляние по городу доставляло Кольт эстетическое удовольствие сравнимое, пожалуй, только с чтением. Ночью, когда улицы почти пусты, а количество прохожих сводится к единицам, Кольт выходил на улицу и окутанный материей, служащей чем-то вроде щита от алкоголиков и малолетних бродяг, бродил по улицам, придумывая судьбы людям, которым не дано познать этого ужасного мира.

Повернув ключ в замке, Кольт распахнул дверь и пригласил гостя внутрь. Николь прошел в коридор и начал было разуваться, но писатель пресек задумку нового знакомого.

- Не разувайся, я не мою полы.

- Как? – блондин шокировано осмотрел коридор, - Вообще?!

Кольт кивнул и не снимая кед, направился на кухню.

- Чая и кофе у меня не водится. Коньяк будешь?

Николь согласился, хотя не сильно жаловал алкоголь во всех его проявлениях.

- Можно я у тебя уберусь в квартире?

Человек, помогающий другим в большинстве случаев корыстен, ибо думает о своей выгоде. О чем думал Николь в то время, когда предложил помощь, известно ему одному. 

- Зачем? – Кольт завязал волосы.

- Как я понял, у тебя никого нет, а сам ты – личность творческая, то есть тебе вообще не до уборки. Я, как твой друг, обязан тебе помочь.

Кольт уставился на Николь, всем своим видом выражая удивление. Быстро же этот парень заводит себе друзей, даже не спрашивая мнения у них самих.

- Ну… ладно, убирайся.

Разлив коньяк по стаканам писатель сел на диван и поставил ноутбук на скрещенные ноги, предвкушая продолжение Повести.

 

Когда мир готов вот-вот кануть влету, обязан прийти спаситель. Мессия, который позволит миру погибнуть без особых мучений. Мессия, который напустит на мир саранчу, устроит потоп, нашлет на землю засуху и будет плясать на костях исчезнувшего сего мира человечества. Быть может, это Он - Мессия.

 

Он раскрыл бельма и воззрился на мир вокруг. Пустота. Ему казалось, что пустота окутала его полностью. Среди всей этой давящей тьмы он услышал тихий баритон.

- О, этот дивный момент пробуждения, несущий в себе рождение нового дня, а порой и новой жизни. Не имеет значения, что предстанет перед тобой в новом дне. Значение имеет лишь то, что ты увидишь впервые открыв глаза. – говорящий замолк, а отголоски продолжили терзать душу и плоть Бальтазара.

Медленно темнота начала рассеиваться вокруг Темного и взор его стал улавливать говорящего. Человеческий силуэт. Светлый, как само солнце, что освещает жизненный путь. Он не был одет, у него не было пола, но не смотря на это Зар не мог разглядеть лица.

Бальтазар попытался произнести «Кто ты?», но получились лишь слабые хрипы, которые тут же отдались адской болью в висках. Вторая попытка так же оказалась тщетной.

- Не стоит так надрываться, Темный. – человек изобразил подобие улыбки, - Еще не время. Подожди немного, и ты сам все узнаешь.

Свет начал рассеиваться, постепенно возвращая и ощущение одиночества, которое Бальтазар уже успел познать, только что родившись.

Во всей этой темноте не было ничего, что могло бы приковать к себе взгляд, кроме человека, которого так усердно изучал Бальтазар. Казалось бы, ничего необычного в этом существе не было, но он был не таким.

- Запомни одно, ты служишь мне, я – твой создатель, Темный почти человек.

Темный почти человек – это звучит так будоражаще, что материальному телу Темного пробежали мурашки. Он встал и направился к человеку. Имя. Все, что ему нужно, это имя. Просто знать, кто его создал. Зачем, почему, как, эти вопросы еще не успели влезть в голову созданию не из мира сего. Пока что он просто хотел знать имя.

 



Елизар Кольт

Отредактировано: 22.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: