Повесть о темном почти человеке

Размер шрифта: - +

Глава 5

И слышны были крики, и летели на землю бомбы, и была война. Люди воевали друг с другом испокон веков, убивая друг друга, но восхваляя мир во всем мире. И мечтало человечество о спокойствии, добиваясь его битвами, ибо не способна человеческая суть понять простых истин бытия. Не любили люди тишину, но восхваляли спокойствие, которое не были способны принять как данное, и любили они рушить все, что строили мудрые. Вечное противостояние желаний и возможностей, не носящих в себе смысла, но тешащее человеческое самолюбие. Таково состояние мира сего, и этой данности не изменить.

Вечные войны Кольта и его Музы не были исключением из правил. Оба пьяные, оба творцы, мыслящие одинаково, но редко соглашающиеся друг с другом. Подобная норма жизни никогда не устраивала Бальтазара, который любил тишину и спокойствие. Слишком частые споры и шум. Даже сейчас, пока Кольт шел в издательство, он уже успел поругаться со своей пьяной компаньонкой, которая просто требовала сесть прямо на асфальт и писать историю о человеке, живущем в рае, но рвущемся в ад. Кольта не устраивала не столько перспектива сидеть посреди города и писать, сколько сюжет. Неинтересный, банальный, религиозный.

Здание издательства, принявшего Кольт как собственного сына пять лет назад, уже виднелось из-за многоэтажек. Отличалось оно яркостью и это, пожалуй, единственное, что нервировало Бальтазара.

Кольт зашел через центральный вход и с ним сразу поздоровались охранники, так к нему привыкшие. В лифте писатель встретил секретаршу Эдгара, которая и поныне смотрела на него, как на живого мертвеца, вот-вот готового ее съесть.

Первое время Кольта это страшно нервировало и пугало, по после ситуация начала его в некоторой степени забавлять.

- Здравствуй, - девушка нажала на последний этаж и двери лифта закрылись.

- Привет, как твоя дочка поживает? – Кольт оперся о зеркало и улыбнулся, смотря на девушку.

- Нормально, в школу пойдет в этом году. – девушка пыталась не встречаться с Кольт взглядом, хотя и испытывала к нему некоторую симпатию.

- А муж? – писатель едва заметно зевнул.

- Работает, пить, правда, начал много.

- Если что, обращайся, всегда рад помочь.

- Я помню, - Кристиан улыбнулась.

 

Довольно интересная ситуация произошла пару лет назад. Кольт в очередной раз пришел в издательство и узрел крайне эпичную, но страшно неприятную лично для него картину. Кристиан сидела за столом в приемной вся в слезах, а напротив нее стоял мужчина лет двадцати восьми-тридцати на вид и кричал на девушку благим матом, не стесняясь присутствия посторонних личностей. Из воплей, доносящихся из того же рта, что и запах перегара, Кольт понял несколько вещей: Кристиан – девушка крайне легкого поведения, Эдгар имел с ней отношения в постели, то есть имел ее, далее следовало описание как, куда и сколько раз, готовить она вообще не умеет, дома не ночует, подрабатывает в заведениях сомнительного типа, а ребенок ее ему вообще не сдался.

Судя по тому, что девушка молча ревела, можно было легко сделать вывод, что подобная картина повторяется довольно часто, и она просто потеряла всякую надежду достучаться до рассудка мужа и доказать ему, что он крайне неправ в своих обвинениях.

Кольт прошел вглубь приемной и сел на диван, предназначенный для ожидания приема у редактора.

- Вы не могли бы орать менее громко, - Кольт демонстративно зевнул, - вы мешаете людям работать.

Мужчина в ярости повернулся к парню и не прекращая орать, попытался выяснить, кто он такой, и что он тут вообще делает.

- Я писатель, и близкий друг вашей супруги, которую вы на данный момент пытаетесь унизить, указывая тем самым не на ее поведение, а на свой алкоголизм и полное отсутствие эрудиции и хоть какого-то словарного запаса, достойного человека вашего возраста. Ваши действия, а еще синяки на теле Кристиан, позволяют понять так же то, что вы имеете проблемы с психической уравновешенностью. Из всего вышесказанного хочу заключить, что вы, мужчина, самое обычное быдло, не достойное этой прекрасной девушки.

Весь вид мужа Кристиан выражал ярость и негодование, однако несмотря на ограниченный словарный запас, он все же нашелся, что ответить. Естественно, подобного ответа Кольт и ожидал. Пьяница попытался угрожать Кольту, на что получил ответ, достойный писателя и подопечного Бальтазара.

- Я не стану отрицать того, что физически вы сильнее и больше меня, однако попрошу заметить, что постоять за себя я тоже вполне способен, но рукоприкладство не разрешит сложившегося конфликта, ибо все это только усугубит и без того негативное положение вещей, а именно: нас с вами заберут в отделение полиции, а вашу жену уволят с работы, из-за чего вам придется содержать и себя, и ее, и ребенка, столь ненавистного вами, - Кольт повернулся с секретарше, - Кристиан, выйди пожалуйста на пару минут.

Девушка попыталась что-то возразить, но собственный муж быстро вытолкал ее, применив силу.

- Ну что, молокосос, давай, - мужчина встал в позу воинствующего хорька, - покажи, на что способен!

Кольт усмехнулся, но даже не предпринял попытку встать.

- Если ты, собака, еще хоть раз тронешь Кристиан, я вытащу твою душу через горло, а потом заставлю тебя сожрать то, что останется от твоей тушки.



Елизар Кольт

Отредактировано: 22.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: