Повесть о темном почти человеке

Размер шрифта: - +

Глава 11

Когда мысли воплощаются в действия, они несут собой мечты и цели. Я думаю о написании картины. Я мечтаю написать картину. Я напишу картину. Целеустремленность – вполне естественная черта человека, которую люди пытаются использовать по максимуму своих возможностей, однако не у всех это получается. Лень порой рождается раньше самого человека, что влечет за собой проблемы в дальнейшей жизни.

Целеустремленным Николь никогда не был, и неизвестно, любопытство ли, или быть может, четко поставленная задача «увидеть Бальтазара», навеяли ему мысли о наркотиках.

Всю дорогу от академии до дома Кольт художник предавался мечтам о новой дозе. Эгоизм позволял не думать о том, насколько неприятно для художника будет вновь видеть его накачавшимся, однако организм и душа требовали. Разум пытался противиться, но куда ему до сударя «любопытства».

Новая доза. Доза. То же чувство эйфории, в котором Николь пребывал ранее. Тело требовало вновь ощутить себя креветкой.

Но как? Рядом Берг, который в любой удобный момент просто оторвет все конечности, а потом виляя хвостом побежит к Кольт и предъявит доказательства того, какой он умница, уберег Николь от гадости.

Наркотик доставляет удовольствие на считанные минуты в обмен на мучения всю жизнь. Прекрасная сделка, если так посмотреть. Особенно для самоубийц с неудавшейся жизнь и отсутствием будущего, однако у Николь в жизни все складывается сравнительно неплохо. У него есть друг, есть квартира, есть работа, учеба. Он ни в чем не нуждается, кроме лицезрения дьявола.

Помешанный на мысли о новой игрушке ребенок. Избалованное чадо, всю жизнь получающее все, о чем только пожелает. Отец никогда ни в чем не отказывал Николь, из-за чего теперь юноша страдает. Он просто не может свыкнуться с мыслью, что не получит то, что хочет. За двадцать лет он привык к такому положению вещей, а теперь все рушится. Всего лишь один человек способен так перевернуть жизнь художника.

Блондин присел на лавочку в парке. Берг сразу напрягся.

Всеми фибрами души Николь желал, чтобы сейчас же Берга убили, а самому парню насильно вкололи дозу морфия и бросили тут. Парень успел бы дойти до квартиры и посмотреть на Бальтазара.

Однако, просидев два часа, Николь так и не дождался ни единого наркомана, а Берг уже начал терять терпение. Пришлось идти домой.

Дверь квартиры оказалась открытой нараспашку, а внутри толпились какие-то люди в белых халатах. С ними был Эдгар и его секретарша. Все суетились вокруг юноши на диване. Под спину ему положили стопку подушек, из-за чего практически сидел. Капельница и куча проводов, обвивающих все тело Кольт говорили сами за себя.

- Эдгар, скажи им, чтобы они положили на место мои сигареты и оставили меня в покое! – всем своим видом Кольт выражал негодование, несвойственное ему.

- Пойми, они делают как лучше.

- Они делают как дороже! Просто выгони их!

Секретарша редактора стояла в дверях комнаты и качала головой.

Николь подошел к ней и тихо спросил:

- Что с ним?

- Кровоизлияние в легкие. Слишком много курил в последние дни. Еще и с мозгом что-то. Воспаление кажется, я так ничего и не поняла.

Паника в сердце Николь начала медленно нарастать. Воспаление? Кровоизлияние? Слишком много курил… Всему виной художник. Кольт слишком многое пережил.

- Его хотели положить в больницу, но он слишком упертый.

- И что делать?

- Скорее всего оформят на дневной стационар и исключат потребление сигарет и алкоголя. Сам видишь, какую реакцию это вызвало у нашего маэстро.

Кольт бесновался то и дело выкрикивая гневные тирады и прибегая к «королевскому» языку. Эдгар метался туда-сюда от врачей к Кольт. Писателю даже вкололи успокоительное, что не дало абсолютно никаких результатов. Парень лишь вырвал из руки капельницу и швырнул иглу в редактора.

За какие-то пол дня внешний вид Кольт сделался настолько болезненным, что смотреть на него было слишком страшно. Николь взглянул на Кристиан и увидел на ее щеках дорожки от слез. Девушка стояла с безучастным лицом, однако плечи ее тряслись. Блондин обнял ее и стал шептать что-то успокаивающее, однако сам же в свои слова не верил. Кольт почти ничего не ел, практически не спал, лишь курил и пил виски. Странно, как он вообще умудрялся выживать с таким распорядком дня.

Мужчина в белом халате подошел к Николь и Кристиан и с серьезным лицом, начал говорить тоном, не терпящим возражений.

- Вы домочадец больного?

Николь едва заметно кивнул.

- Вы сможете находиться возле больного все время?

- Я учусь в академии, через неделю сессия.

- Кто-нибудь еще?

- Я найду человека.

- Отлично. Значит так, каждый день будет приходить медсестра и ставить юноше капельницу. Ваша задача не давать ему вставать с постели и оградить его от сигарет и табачного дыма в принципе. Так же полностью исключите потребление алкоголя и каких-либо наркотических веществ. Четырехразовое питание. Он должен набрать вес, так как индекс массы тела 16. Фактически, у него анорексия, что неприемлемо в принципе, а с текущим положением вещей лишь усугубляет его положение.



Елизар Кольт

Отредактировано: 22.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: