Повесть тех лет. Год 1940.На пороге большой беды

Размер шрифта: - +

Глава девятая

На  перроне   вокзала   ждала  только   тётя, маленькая  кругленькая  женщина  со  звонким  голосом  и  весёлым  характером. Она  сказала, что  Лёшенька  почувствовал  себя  плохо  и  теперь  отлёживается.

-  Ну, что  я  говорила? – прошептала  Зоя  Вале.

-  А  где  же  Алла? – удивилась  тётя, не  увидев  старшей  Соловьёвой.

-  А  мы  разве  в  телеграмме  не  написали? Алка  задержится  немного. У  неё  незаконченные  дела  в  музучилище.

-  Экзамены. Понимаю.

-  Да  уж, эти  экзамены… Я  пока  свои  сдала, чуть  с  ума  не  сошла, - сказала  Валя.

  Нужный  поезд  был  только  через  три  часа,  и   тётя  предложила   погостить  пока  у  неё. На  такси  они  добрались  до  высокого  многоэтажного  дома  и  поднялись  на  пятый  этаж, где  жила  тётя.

  Лёшеньки  дома  почему - то  не  оказалось.

-  Удрал, чтобы  нас  не  видеть, - сказала  тихо  Зоя  сестре.

-  А  где  же  ваш  больной, тётя  Галя? – громко  спросила  Валя.

-  Сама  не  знаю, - растерянно  отозвалась  тётя. – Когда  я  уходила, он  был  здесь.

-  Какой  у  вас  прыгучий  больной, - не  смогла  не  съязвить  Валя. – Побольше  здорового  бегает.

-  Может, ему  полегчало, и  он  к  друзьям  пошёл… - неуверенно  сказала  тётя.

  Сёстры  переглянулись.

  В  дверь  позвонили.

-  А  это, наверно, Лёшенька, - радостно  встрепенулась  тётя  и  пошла  открывать.

-  Да, гляжу, наш  Лёшенька  совершенно  не  изменился, - сказала  Валя, оглядывая  комнату. – Как  был  дурным, так  дурным  и  остался.

-  Факт.

  Скоро  сияющая  тётя  вернулась  с  Лёшенькой.

-   А  вот  и  Лёшенька! Лёшенька, ты  куда  уходил? Тебе  же  нельзя, ты  болеешь. Смотри, девчата  уже  приехали.

  Лёшенька  хмуро  посмотрел  на  весёлых  девчат  и  так  же  мрачно  поздоровался.

-  Ой, Лёшенька, а  я  почему - то  думала, что  ты  загорел, - сказала  Зоя. – Такое  жаркое  лето  на  дворе  стоит…

  Лёшенька  мрачно  посмотрел  на  неё.

-  Я  же  не  ношусь  по  дворам, как  некоторые, - сказал  он.

-  Ой, тут  ты  прав, - вмешалась  в  разговор  Валя. – Это  же  совсем  некрасиво – бегать  по  дворам, когда  такой  серьёзный  товарищ. Это  ты  прав  абсолютно.

  Лёшенька  мрачно  посмотрел  на  неё  и  скривил  губы.

-  Да, похоже, ты  совсем  не  изменился. Всё  такой  же  москвич, - продолжала  Валя.

  Ноздри  Лёшеньки  воинственно  раздулись.                 

-  Что  ты  подразумеваешь  под  словом  «москвич»?

-  Ну… тебя  и  подразумеваю.

-  Ребята, не  ссорьтесь, - попросила  тётя. – Давайте  я  вас  лучше  вареньем  угощу. Настоящим  малиновым.  Вы  ведь  любите  малиновое  варенье?

  Сёстры  любили  малиновое  варенье  и  поэтому  согласились. Лёшенька  тоже  сел  за  стол  и  молча  пил  чай, не  обращая  внимания  на  девчат.

  Зое  надоело  смотреть  на  надутое  лицо  Лёшеньки, и  она  стала  нарочно  стучать  ложечкой  об  стакан,  размешивая  сахар.

-  Не  стучи  ложкой  об  стакан, когда  размешиваешь. Это неприлично, - сказал  Лёшенька, презрительно  глядя  на  неё. – И  чему  вас  там  в  вашей  Сибири  учат?



Лилия Самойлова

#17307 в Разное
#3352 в Неформат
#4542 в Драма

В тексте есть: СССР, 1940 год, авиация

Отредактировано: 11.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться