Повесть тех лет. Год 1940.На пороге большой беды

Размер шрифта: - +

Глава восемнадцатая

Зоя  спросила  у тёти, нет  ли  дома  Лёшеньки, и, услышав  отрицательный  ответ, отправилась  в  сад, где  стала  качаться  в  гамаке. Она  понимала, что  надо  бы  пойти  и  извиниться  перед  сестрой, да  проклятый  характер  не  позволял.

  Зоя  никогда  не  признавала  себя  виноватой  и  никогда  не  подходила  первой. И  хотя  она  и  знала  за  собой  этот  ужасный  недостаток, но  ничего  не  могла  с  собой  поделать. Оставалось  надеяться  на  отходчивость  Аллы.

  Зоя  покачивалась  в  гамаке  и  поглядывала  на  распахнутое  окно  их  комнаты, надеясь, что  Алла  выглянет  уже  отошедшая, не  обиженная  на  неё.

  Алла  же  сидела  надувшись  на  кровати  и  размышляла  над  словами  сестры. Она  и  думать  не  могла, что  кому - то  может  показаться  скучной  или  занудной, однако, поразмышляв  и  повспоминав  некоторые  случаи, пришла  к  выводу, что  Зоя  права. Она  действительно  скучный  человек. С  ней  не  посмеёшься, не  поговоришь  на  разные  темы, потому  что  у  неё  на  уме  только  термины  классической  музыки. Никуда  она  не  ходит, на  танцплощадке  старается  держаться  в  тени  и  сурово, даже  грубо  отказывает  ребятам, которые  подходят  пригласить  на  танец. Её  из  дома  не  вытянешь  куда - нибудь, а  уж  про  всякие  мероприятия  можно  даже  и  не  говорить. Валька  в  свободные  дни  всё  с  друзьями: летом - на  прогулках  и  танцпощадках, зимой - на  лыжах  и  катке. Даже  Зоя, и  та  старается  не  отставать, все  вечера  напролёт  на  танцплощадке  вместе  с  Валькой  пропадает, а  что  она? В  выходные  дома, а  в  остальные  дни - в  музучилище. Да, Зойка  права - она  действительно  скучный  человек.

  От  такого  открытия  испортилось  настроение, и  Алла  поднялась  с  кровати  и  подошла  к  зеркалу.    Обычная  девчонка, ничего  такого, что  может  зацепить, привлечь  взгляд. Больше  всего  бесил  нос. Он  должен  был  быть  идеальной  формы, маленький, аккуратненький. И  глаза  тоже  подвели, и  скулы. Не  ли - цо, а  слошное  разочарование. То  ли  дело  Зойка  или  Валька. Валька  среди  них  самая  хорошенькая. Она  никогда  не  простаивает  у  стены  на  танцах - её  моментально  бегут  приглашать  сразу  несколько  ребят. А  вот  она  никак  не  может  найти  общий  язык  с  ними, стесняется, смущается  и  оттого  становится  резкой  и  грубой. Ужасно  скучный  она  человек- Зойка права.

  Да  ещё  эти  бинты  дурацкие совсем  внешность  испортили, и  без  того  далеко  не  идеальную.. Алла  со  злостью  схватила  ножницы  и, чуть  не  плача, стала  резать  туго  завязанные  бинты. Наконец  бинты  полетели  на  пол, но  лучше  не  стало. Лоб  украшала  огромная  ссадина. Ну  как  тут  не  заплачешь!

  Надо  было  что - то  решать: и  со  своим  характером, и  с  ссадиной. Алла  открыла  дверцу  шкафа, достала  чёрный  берет  и  натянула  его  чуть  ли  не  на  нос.

  Нет, так  дело  не  пойдёт. Ничего  же  не  видно. Алла  сдвинула  берет  на  лоб  и  долго  простояла  у  зеркала, стараясь  сделать  так, чтобы  не  было  видно  ссадины. Наконец  получилось  так, как  хотела  Алла, только  теперь  берет  по - дурацки  сидел  набок, прямо  как  у  какой - нибудь  легкомысленной  особы. Это  Алле  ужасно  не  понравилось, и  она  долго  дёргала  берет, но  ничего  не  получилось.  Пришлось  оставить  всё  как  есть. Ладно, пусть  будет  как  у  легкомысленной особы.  Она  же  собралась  измениться, так  пусть  берет сидит  именно  так.

  Алла поправила  берет, заправила  за  ухо  вылезший  завиток, и  вышла.

  Зоя  качалась  в  гамаке. Она  уставилась  на  берет, когда  сестра  подошла, и  поинтересовалась:



Лилия Самойлова

#17357 в Разное
#3361 в Неформат
#4556 в Драма

В тексте есть: СССР, 1940 год, авиация

Отредактировано: 11.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться