Повесть тех лет. Год 1940.На пороге большой беды

Размер шрифта: - +

Глава тридцать четвёртая

Все  занятия  голова  Аллы  была  занята  другим. То  и  дело  вспоминался  Георг, и  девушка  не  могла  отделаться  от  мыслей  о  нём, да  и  не  хотела. Занималась  она  в  этот  день  очень  невнимательно,  слушала  рассеянно, и  Александра  Евгеньевна  была  крайне  недовольна  ученицей.

-  Что  это  с  тобой, Алла? Ты  сегодня  очень  плохо  работаешь. Что  с  тобой?

-  Простите, Александра  Евгеньевна, - стушевалась  Алла.

-  Нет, не  прощу. Ты  сегодня  просто  ужасно  работаешь, просто  ужасно. Что  случилось?

  Алла  молчала.

-  Не  забывай, ты  ещё  не  артист, ты только  в  начале  пути. До  настоящего  мастерства  ещё  очень  далеко. Если  будешь  пренебрежительно  относиться  к  занятиям, можешь  сразу  всё  бросить.

  Бросить  музыку? После  того, сколько  мук  она  пережила, сколько  времени  потратила, чтобы  поставить  голос, заставить  его  сиять? Ей  по  ночам  снились  ноты. И  после  всего  этого  всё  бросить? Ни  за  что!  Вот  только… командир  не  выходит  из  головы.

 

    Занятия  закончились  в  пять. Одевшись  и  повязав  голову  пуховым  платком, Алла  взяла  портфель  с  партитурами  и  вышла  из  тёплого  здания  на  холодный  воздух. Небо  сыпало  колючими  снежинками,  свинцовые  тучи  нависли  над  головой. Было  сумрачно, начинался  ветер. Прикрыв  лицо  варежкой, Алла  сбежала  с  лестницы  и  чуть  не  столкнулась  с   мужчиной  в  шинели.

  В  сумраке  она  еле  узнала  командира.

-  Что  вы  здесь  делаете  в  такую  погоду? - спросила  глухо  в  варежку  Алла, еле  сдержав  радость.

  Значит, Зойка  всё - таки  была  права!

 -  Вы  же  замёрзнете.

-  Разве  это  мороз? - рассмеялся  Георг. - Вот  на  высоте, над  облаками - вот  там  действительно  иногда  холодновато. А  вот  вы, вы  не  замёрзли?

-  Нет, но  это  только  пока.

  На  остановке, под  фонарём, жались  несколько  фигур. Алла  боялась, что  замёрзнет  окончательно, но  трамвай  пришёл  даже  раньше, но  он  был  полон, и  они  пошли  пешком. Алла  очень  хотела спросить лётчика  о  сыне, но  она  молчала.

  Пока  дошли, началась  метель. Снег  и  ветер  били  прямо  в  лицо, заставляя  закрывать  глаза. Прикрыв  лица, командир  и  девушка  забежали  в  подъезд.

-  Ну  и  погода, - сказал  Георг, снимая  шапку  и  стряхивая  снег. - Давно  такой  не  видел. Вы  не  замёрзли?

-  Хотелось  бы  сказать  «нет», но, к  сожалению, кажется, всё - таки  да. Ног  совсем  не  чувствую.

-  Неужели  так  и  не  чувствуете?

-  Нет, - сказала  со  смехом  Алла.

  Она  не  успела  даже  слова  сказать, как  командир  подхватил  её  на  руки. Девушка  на  несколько  секунд  потеряла  дар  речи, а  потом  стала  вырываться, требуя, чтобы  её  поставили  на  пол, но  командир,  не  смотря  на  её  протесты, поднялся  по  лестнице  и  опустил  на  пол  только  возле  дверей.

-  Что  вы  такое  удумали? - сердито  сказала  Алла. – Вы  же  могли  надорваться!

-  Вы  лёгкая, как  пёрышко, - улыбнулся  Георг.

-  Это  вам  так  кажется.

  Георг  улыбнулся, открыл  дверь, пропустил  девушку  и  вслед  за  ней  вошёл  в  коридор.

  Они  удивлённо  посмотрели  на  столпившихся  возле  двери.

-  Что  это  вы? – удивилась  Алла.



Лилия Самойлова

#17313 в Разное
#3355 в Неформат
#4544 в Драма

В тексте есть: СССР, 1940 год, авиация

Отредактировано: 11.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться