Поволжская сага (сочинения о Сызрани). Книга 1

Глава 2. Приезжие

Перед тем как перейти к самой главе, хотелось бы перечислить действующих лиц в городе дабы не запутать читателя и дать ему возможность, в случае надобности, заглянуть в начало 2 Главы как в шпаргалку. Итак.

Жители Сызрани, их возраст и положение на май 1881 года. (частично действующие лица и их семейные обстоятельства выдуманы)

 

Купец Пережогин Василий Иванович (31 год), жена Агафья Антоновна (31 год)

Купец Пережогин Матвей Иванович, неженат (28 лет)

Купец Пережогин Иван Иванович, неженат (25 лет)

Пережогин Михаил Иванович, неженат (16 лет)

Вольнонаемная учительница. Белова Татьяна Васильевна, вдова (27 лет).

 

Купец Стерлядкин Фёдор Николаевич (40 лет), жена Анна Степановна (40 лет)

Их дети 

Александр Фёдорович, неженат (20 лет)

Андрей Фёдорович, неженат (19 лет)

Пётр Фёдорович, неженат (18 лет)

Дочь Екатерина Фёдоровна, не замужем (16 лет)

 

Доверенный императора (под видом купца) Панкратов Александр Григорьевич (42 года), жена Анна Ивановна (40 лет)

Их Дочь

Мария Александровна, не замужем (17 лет)

 

Петербургский исследователь речных и водных источников Михаил Алтухов, неженат (26 лет)

 

Городской голова Чурин Степан Григорьевич (54 года), жена Глафира Васильевна (50 лет)

Их Дочери 

Дарья Степановна, не замужем (23 года)

Ольга Степановна, не замужем (19 лет)

 

 

 

7 Мая 1881 года. Базарная площадь Сызрани. Квартал улицы Большой дом 2-8. 

9 часов утра.

Весна. Май. Лучшие дни в Волжских городках, когда комары ещё не летают по утренней прохладе, а днем солнышко пригревает так, что у торговок с лимонадом и ароматной водой на рынке и в переулках, нет отбоя от покупателей. 

Вот уже начинают открываться торговые лавки на Большой и разнообразный люд заполняет улицу хором голосов. Румяная и пышнотелая булочница с коробом в руках, предлагает свой ароматный товар всем прохожим. Мальчишки беспризорники снуют туда-сюда в поисках легкой наживы. На проезжей части то и дело поднимается пыль, от мчащихся на утреннюю службу в Троицкий собор, экипажей. Вот приказчик почесывает свою густую бороду в ожидании прибыльного дня.  А вот, две миловидных женщины, шагая по тротуару и заглядывая поочередно в каждую лавку и выбирая себе понравившийся товар, ведут неспешную беседу.

«Маша смотри по сторонам. Не ровен час, упадешь, повредишь ногу, а в этой глуши даже и врача то наверно хорошего нет. Что мне тогда с тобой делать?», - шептала та что постарше своей как видно дочери. Невысокого роста белокурая девушка, с чистыми и наивными глазами, явно не разделяла недовольство матери и смотрела на оживленную улицу маленького провинциального городка как на картинку в книжке с детской сказкой. Никогда она не видела столько улыбающихся лиц. 

Петербург с его северной мрачностью и церемониями наскучил Машеньке сразу после первого выхода в свет. А ведь она так готовилась к своему первому балу. Белое легкое платье, перчатки, дорогие туфли. Батюшка не поскупился на ее наряд. Несколько месяцев тайком от родителей с горничной Варькой тренировалась она в танце, кружась по комнатам их столичного дома пока мать и отец были в гостях. Девушка ждала праздника. Но придя во дворец, Маша заскучала. Маменька опасалась отпускать ее танцевать с кавалерами со словами: «не ровен час упадешь… смотри, здесь можно подвернуть ногу… ох, в этом зале так много народа, тебя затолкают». И пришлось Маше стоять с матушкой и ее знакомыми дамами. Вести унылые беседы о погоде и нарядах казалось ей сродни наказанию. А ей хотелось настоящих событий в своей молодой жизни. И когда отец сообщил им с матерью, что необходимо будет на время уехать в провинциальный городок, Маша была просто счастлива. Провести весну не в промозглом Петербурге, а как сказал отец, в теплом Поволжье, близ реки, среди скромного, но дружного городского общества. Во всяком случае отец заверил их с мамАн, которая была в шоке от предстоящего переезда «в какую-то там Сызрань», что городское общество в этом поволжской провинции с нетерпением ждет их приезда. Говоря это, отец как-то странно посмотрел на дочь и незаметно для матери заговорщически улыбнулся ей. 

Вспоминая Петербург, их столичный дом, горничную Варьку, которая вытирала слезы рукавом прощаясь с экипажем, увозившим хозяйку на вокзал, Маша так задумалась, что не заметила, как ватага маленьких мальчишек с криками пробежала мимо нее и выхватила из рук маленькую сумочку, в которой были ее перчатки, платок да любимая книга. Оглянувшись, молодая девушка, не увидела рядом своей матери, перепуганно закричала мальчишкам: «Стойте!», и было хотела уже погнаться за одним из них, в руках которого заметила свою сумку, как шедшая в людской толпе молодая дама, лет 25-30, ловко остановила мальчика, тихо журя его, забрала сумку и двинулась ей на встречу. «Ну Гаврила, показывай, у кого сумку украл да не вздумай удрать. Сам знаешь. Городничий быстро тебя найдет, стоит мне ему нажаловаться», - твердила строго мальчишке незнакомка. «Почитай третий случай за неделю, а вам все не имется. Показывай же, кому говорю. У кого сумку стащил, а иначе не видать вам с Тимофеем и Иваном моих уроков больше. Я воришек учить чтению не буду», - все не унималась она. Говоря это незнакомая, женщина двигалась в сторону Маши и искала глазами того, кого мальчишки обокрали. Маша же будто очнулась ото сна и быстро подошла к женщине, вежливо представилась и сказала, что сумку выхватили у нее случайно, что сама она зазевалась и не заметила, как подбежали маленькие проказники. Уж очень не хотелось ей, чтобы мальчишки остались без урока. Для нее самой чтение часто было спасением от скуки и безделья родительского дома. «Уж не оставьте мальчиков без урока. Не виноваты они. Родители наверно на работе день и ночь, вот и не досмотрели», - тараторила Маша молодой незнакомке. Та, внимательно рассмотрев девушку, отдала ей сумку и отпустив мальчишку, который тут же ринулся к своим собратьям, тихим вкрадчивым голосом спросила ее: «А вы молодая леди что делаете здесь одна, без сопровождения? Где же Ваши родители». Маша начала оглядываться, ища глазами мать и не находя ее, также быстро пролепетала, что гуляли мол с маменькой по базару, заходили в лавки, замечталась, не заметила, как потеряла из виду мать, а тут мальчишки. На глазах девушки начали проступать слезы обиды и женщина, незаметно приобняв ее сказала: «Ну раз маменька где-то в лавках, значит найдем ее вместе. Как Вас зовут?». Не дождавшись ответа от Маши, незнакомка представилась, коротко кивнув головой: «Татьяна Васильевна Белова. Живу в этом городе с рождения. А Вы как видно недавно в Сызрани?». Тихий и приветливый тембр голоса незнакомки сразу успокоил Машу. Никто так ласково не говорил с ней, даже матушка, а та, когда была в хорошем расположении духа, могла и обнять дочь и слово приятное сказать. Придя в себя Маша наконец вымолвила фразу, которую отец приказал вызубрить наизусть: «Панкратова, Мария Александровна. Батюшка мой купец 2 гильдии. Приехал в город по торговым делам. Заодно меня с Волгой-матушкой познакомить да маменькины нервы деревенским молоком и воздухом подлечить». Прищурившись, Татьяна посмотрела на девушку, как будто поверила ее скорому рассказу и принялась глазами искать караульного, помогавшего, как правило, найти потерявшегося человека на большой рыночной площади. В эту минуту раздался свист и мимо девушек проехали верхом двое молодых парней, довольно нарядно, даже щегольски одетых. Чистые, поджарые скакуны под ними лоснились и как бы говорили всем прохожим, что седоки их не бог весть кто. Завидев их, Татьяна закатила глаза, будто такое происшествие видеть ей не в первой и прошипела чуть слышно: «Только Пережогиных тут и не хватало». Но Маша услышала ее странную речь, перевела свой взгляд на новую знакомую и тихо ей прошептала: «А кто это?». Спросила, а сама забеспокоилась, где же матушка. Попадет ей от нее дома. Начнутся разговоры о том, что «одна она кровиночка у нее» и закончится внимательным осмотром всех частей тела на предмет перелома, ушиба и прочих травм. Тем временем парни заметили девушек, а точнее сказать тот, что явно постарше сверлил взглядом Машину новую знакомую. Будь на ее месте она сама, тут же отвела бы взгляд и покраснела. Татьяна же отвечала, как бы, взаимностью молодому всаднику и сузив глаза смотрела на него неотрывно, бросая вызов. У Маши возникло ощущение, что молодые люди давно друг друга знают. Вся их игра в «гляделки» показалась молодой девушке каким-то очень интимным разговором-поединком. Стало неловко и она отвернулась от этой странной пары. Где же маменька? Краем глаза Маша увидела, что оба парня спешились и двинулись навстречу к ним с Татьяной. Та безусловно тоже заметила, что молодые мужчины идут по направлению к лавке около которой застыли две девушки. Маша почувствовала, что Татьяна взяла крепко ее за руку и начала движение в сторону Спасской башни. Она явно хотела уйти от встречи и от разговора. Любопытство взяло верх над Машей, и она спросила так чтобы прохожие не слышали: «Так кто же это?». Татьяна, не сбавляя шаг и таща за собой девушку, так что ей приходилось придерживать на голове шляпку, проговорила: «Те, кто Вас давно ждут». Маша в недоумении попыталась остановиться, а Татьяна все продолжала: «Матвей и Иван. Средние братья Пережогины». Молодые люди тем временем нацелено шли к ним и их девичий шаг явно уступал быстрому мужскому. «Не могли дождаться вечернего сбора у Стерлядкиных? Все равно бы там были представлены», - твердила полушепотом Татьяна, будто расстроившись. 



Екатерина Ship

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться