Поволжская сага (сочинения о Сызрани). Книга 2

Глава 11. Симбирск

30 августа 1882 года. Бульвар Новый Венец.

10 часов утра.

Одна из самых красивых улиц дореволюционного Симбирска обязана своим возникновением на волжском косогоре Симбирскому губернатору в 1865 – 1866 годах, барону Ивану Осиповичу Велио. Город возрождался после ужасного пожара 1864 года. Он не только уничтожил множество строений, но и открыл скрывавшиеся за домами и заборами чудные виды и перспективы. Иван Осипович был вынужден скоро оставить Симбирск, а вот бульвар, получивший название Венец, начинавший появляться еще при нем, остался. Здесь можно было прогуляться в любое время года и полюбоваться на розлив Волги, а устав от долгой ходьбы, сесть на лавочку и понаблюдать за птицами, прилетевшими на бульварные деревья за ягодным лакомством. Пройдясь по бульвару можно было попасть на огромную Соборную площадь города с расположившимися на ней Троицким и Никольским собором, а свернув на Спасскую улицу оказаться в квартале добротно отстроенных гостиниц, принадлежавших самым заметным гражданам губернской столицы.

Татьяна под руку с Матвеем прогуливались вдоль красиво рассаженных клумб с астрами и гладиолусами, наслаждаясь тем, что в этом городе их никто не знает и им можно не скрываться от назойливых и осуждающих глаз. 

«Что же тебе удалось выяснить у этого человека?» - спросила Татьяна.

«Ничего обнадеживающего. Он подтвердил слова твоего брата, что управляющий банком один имеет доступ к информации о месте хранения дубликатов ключей от банковских ячеек. Боюсь придется предположить, что Евгений Леднев действительно приложил руку к краже городских денег», - произнес Матвей.

Перед отъездом он зашел в кабинет отца и проверил сейф. Коробка в которой лежал ключ от ячейки была пуста.

Татьяна с укоризной посмотрела на него, давая понять любимому человеку, что она его предупреждала о подлой натуре Евгения.

«Знаю, знаю, ты меня предупреждала, - протянул Матвей, - но я не понимаю зачем ему это нужно?»

«Ты шутишь? Он всегда завидовал тебе. Я часто замечала, как он смотрел на тебя, когда тебе что-то не удавалось и злорадно ухмылялся», - ответила Татьяна.

«Не могу поверить. Евгений всегда был самодостаточен. Наши отцы были на одинаковом уровне в городском обществе. У каждого был свой стабильный доход. Они с Алексеем никогда не знали нужды. Чему завидовать? Может его вынудили пойти на эту махинацию с ключом и документами», - ответил Матвей, задумчиво и не понимая, как так могло получиться, что лучший друг превратился в одночасье во врага.

Они двигались в сторону Соборной площади. За пышной листвой деревьев показались купола Троицкого собора. Татьяна остановилась и строго посмотрела на Матвея.

«А тебе не кажется, что он просто подлец и негодяй? Почему ты ищешь для него какие-то оправдания и причины его поведения? Так и хочется по приезде в город заявится к нему домой и потребовать объяснений», - в сердцах ответила Таня.

«По приезде в город ты пойдешь под венец со мной. Так что забудь о посещениях Леднева», - с хитрой улыбкой произнес Матвей и уставился на Татьяну горящим взглядом.

Молодая женщина сразу нахмурилась и вспомнила как перед отъездом в Симбирск Матвей несколько раз заводил тему о их женитьбе. А она все ещё не решалась сказать ему однозначное «Да».

«То есть ты все уже решил? За меня. Я не давала тебе окончательного ответа. Мне не нравится, что твой отец дал нам согласие на свадьбу только потому что я ввела его в заблуждение своей шуткой про бал в Аничковом», - с укоризной сказала Татьяна.

Матвею откровенно говоря надоели все эти разговоры о связях Беловых, их якобы будущей жизни в Москве и императорских подношениях, выдававшихся за особые заслуги, которые вел с ним отец сначала после уезда Татьяны и Михаила домой после того ужина у него в Усадьбе, а потом перед их отъездом в Симбирск.

«Таня, сколько можно сомневаться? Мне неважно каким способом мы добились согласия отца. Я готов соврать ему что-нибудь похлеще того, что Вы с братом собираетесь уехать в Москву и окунуться там в местное высшее общество. Лишь бы он не передумал», - раздражаясь сказал Матвей.

«Матвей, не шути так. А если до него дойдет информация что все это вранье, непонятно зачем сказанное ему княгиней Гагариной, было от начала и до конца выдумано? Он со своими связями в городе будет вполне способен аннулировать наш брак», - высказала женщина.

Она обняла себя за плечи, глубоко вздохнула, но никак не могла успокоиться. Матвей стоял рядом, смотрел на нее и ничего не говорил, нахмурившись.

«Я буду выброшена твоей семьей на городские задворки, собирая свою жизнь заново. Гимназия ни за что не разрешит мне остаться на преподавательском месте после такого скандала. Это ты вырос с серебряной ложкой во рту, поддерживаемый деньгами и положением отца в Сызрани. А я привыкла рассчитывать только на себя и свои способности», - раскрасневшись сказала Татьяна.

«Может я и родился как ты говоришь с серебряной ложкой во рту, но я заслужил доверие отца и города своим трудом на мельницах, вместо того чтобы разъезжать по городу в колясках и переходить из ресторана в мужской салон», - обидевшись и отвернувшись от Татьяны сказал Матвей.

«Прости. Не хотела тебя обидеть. Сказала не подумав», - тихо произнесла Татьяна, подходя к Матвею сзади и обнимая его одной рукой и опуская голову на его спину.



Екатерина Ship

Отредактировано: 06.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться