Поволжская сага (сочинения о Сызрани). Книга 3

Глава 3. Расследование

3 декабря 1882 года. Дом Матвея и Татьяны Пережогиных.

5 часов вечера.

1873 году в Сызрани открылось реальное училище, первое среднее образовательное заведение города. Сначала здесь было шесть классов, а через несколько лет ввели седьмой дополнительный. Приоритет в училище отдавался предметам естественно-математического цикла. Исторический кабинет был оснащен наглядными пособиями. Наряду с историей реалисты изучали законоведение, где давались основы правовых знаний. Ребята изучали также закон Божий, русский язык и словесность, немецкий и французский, рисование, гигиену и гимнастику. Имелись свой хор и оркестр духовых инструментов. Реалисты ходили в специальной форме: мундирах, шинелях, фуражках. Преподаватели и служители также носили мундиры. Среди учащихся в училище были и обедневшие дворянские дети, и сироты и мальчики из семей, родители в которых даже не знали где дети проводят все свое свободное время. Такие ребята не редко использовались злонамеренными горожанами, в обмен на скромную сумму денег, а иногда и просто за лишний кулек конфет или других сластей, и занимались криминалом. В начале 80-ых годов XIX века это стало заметно всей Сызрани. Чтобы пресечь это в 1883 году при Сызранском реальном училище было учреждено Общество вспомоществования малоимущим ученикам. 

«Ну кажется все довольны? Твоя задумка с зимним праздником удалась», - сказал Матвей, смотря на Татьяну, которая стояла у входной двери в гостиную их дома и смотрела на молодых людей, вошедших вместе с ними с морозного воздуха. 

У всех на лицах был яркий румянец, все попеременно смеялись и переговаривались между собой, радуясь, что вечер превзошел все их ожидания. Маша с Андреем давно никуда не выходили и рады были любому развлечению. А тут и игра в снежки и чай с баранками на морозном воздухе. Младший брат Андрея тоже решил присоединится к ним. Анна Михайловна Гагарина после отъезда тетки в столицу была объявлена наследницей поместья в Заборовке и практически не выезжала оттуда. Надо было вникнуть во все тонкости управления хозяйством, а девушку как видно этому никто не учил. Решив, что слишком давно не выходила в свет, она приехала этим морозным вечером в уютный дом Матвея и Татьяны. Алексей Леднев, зная, что Анна будет у Пережогиных тоже приехал к ним на молодежное веселье.  Молодая часть семьи Ревякиных была здесь полным составом. Даже Иван с женой пришли на зимние забавы во дворе Пережогинского особняка. Иван Пережогин от приглашения отказался под предлогом каких-то дел на мельнице, хотя все понимали, что он просто не хочет видеть Гагарину с Ледневым вместе. После свадьбы Кати Стерлядкиной с Михаилом Беловым, он попытался ухаживать за только что приехавшей в город Сашей. Но узнав, что у девушки скверная репутация, он оставил свои попытки и снова переключился на Анну. Она же устав от его скучных речей дала понять, что выходить замуж за него не собирается. Понятно, что после очередного отказа, Иван не хотел выглядеть посмешищем в глазах сызранского общества и от посещения мероприятий на время отказался.

«Кажется да», - улыбаясь мужу сказала Татьяна.

«Матвей Иванович, можно с Вами переговорить с глазу на глаз», - спросил подошедший к Пережогину Дмитрий Ревякин.

Весь вид его говорил о том, что разговор будет не из приятных. Странно. Что этому молодому человеку от него нужно. В городе он пользовался уважением хоть и был молод. Отец считал его своим единственным продолжателем. Средний его сын Пётр пропадал всеми днями в Чайной рядом с Кузнецким садом, которая принадлежала ему, а Иван вёл беспутный образ жизни и кажется вообще ничем полезным не занимался, просиживая по всем дням в «Виктории» или волочась за какой-нибудь молодой особой. Матвей заметил, что старший сын Ревякина слишком часто в последнее время оказывается около их дома и пытается завести разговор с Татьяной, чем приводил его в бешенство. Вот и сегодня он несмотря на то, что рядом с Иваном находилась жена, довольно приятная особа, он пытался привлечь внимание Тани. Матвей не спускал с него глаз и как только Иван приближался к жене он ловил его взгляд, показывая, что он все видит и лучше Ревякину оставить свои поползновения. 

«А здесь мы не можем поговорить?» - спросил Матвей.

«Нет. Я не хочу, чтобы кто-то слышал наш разговор», - ответил Дмитрий серьёзным голосом.

«Если я выйду хоть на пять минут из этой комнаты Ваш брат начнёт снова подбивать клинья к моей жене», - строго сказал Матвей. 

Дмитрий посмотрел на него, перевёл взгляд на брата, подошёл к нему, отвёл в сторону и что-то тихо сказал ему. Иван тут же обернулся на Матвея, который стоял на входе в комнату, сложив руки на груди и смотрел на него гневным взглядом. Зло кивнув брату, он сказал собравшимся, что им с женой пора уходить и, быстро одевшись, пара покинула дом Пережогиных.

Дмитрий вернулся к Матвею, и они прошли в его кабинет. Закрыв дверь, мужчины сели в удобные кресла и продолжили свой разговор.

«Я хотел просить Вас о помощи Матвей Иванович», - перешёл сразу к делу Дмитрий.

«В чем она заключается?» - спросил, недоумевая Матвей.

«Вчера на моей маслобойне произошёл крупный пожар. Пожарные и полиция утверждают, что моя фабрика была подожжена. В пожаре сгорела большая часть основного оборудования. Я должен знать кто это сделал, а полиция не может сейчас вплотную заняться этим. У них до сих пор идёт расследование по краже денег из банка и свободных людей совсем нет», - сказал молодой человек.

«А почему пожарные решили, что это поджог?» - спросил Матвей удивляясь.



Екатерина Ship

Отредактировано: 09.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться