Поволжская сага (сочинения о Сызрани). Книга 3

Глава 5. День рождения.

4 декабря 1882 года. Дом купца Ивана Ивановича Ревякина старшего.

Полдень.

В 1856 году Сызранская купчиха Татьяна Степановна Извощикова приобрела и пожертвовала участок земли в 7800 квадратных сажен для устройства на нём женской общины. Участок находился в северо-восточной части Сызрани, в районе, примерно ограниченным современными улицами Советской, Володарского, Карла Маркса и переулком Некрасовским. Она заключила договор на приобретение различных строительных материалов для строительства дома для начальницы общины, келий для сестёр и деревянной однопрестольной церкви. Это был будущий Сретенский женский монастырь на много лет вписавший себя в историю Сызрани. Благодаря деятельной настоятельнице монастыря и вниманию Императорской четы обитель считалась одной из самых больших и богатых в Симбирской губернии. В собственности был и фруктовый сад, и пойменные луга, и часть мельницы, и даже лес. Храмы монастыря хоть и не были приходскими, но зачастую горожане, жившие по соседству с обителью, заходили в небольшую калитку, ведущую в Храм Рождества Пресвятой Богородицы. Здесь проводили заздравные службы, заказывавшиеся в основном на дни рождения и тезоименитства.

Дмитрий закрыл калитку, ведущую из Сретенского монастыря на Большую. Какого беса он здесь делает? 

Матушка с утра попросила Сашу сходить в стоящий неподалёку от их дома храм и заказать заздравную службу в честь дня ее рождения. Александра же, не привыкшая сидеть на месте без дела, с радостью согласилась. Петр тут же увязался за ней. Дмитрий же не желал сидеть дома думая, когда же эта парочка вернется и сказал, что пойдет с ними. Петр явно проявляет к Саше интерес в последние дни. Особенно когда она предложила поработать у него в Чайной. И зачем он попытался тогда задеть ее? Неуклюжей девушку не назовешь. В день пожара на маслобойне она принесла в дом полное ведро воды и не пролила по дороге ни капли. Он наблюдал за ней тогда из окна кабинета. Раскрасневшееся от мороза лицо, маленькие ладошки зачерпывающие холодную воду. Девушка была прехорошенькой в тот момент и неловкости он в ее движениях не заметил. Ее работа в больнице тоже говорила о том, что девушка была весьма аккуратной, осторожной. Так что разбить хотя бы чашку в Чайной брата она была явно неспособна. Он посмотрел на идущих впереди него брата и Александру. Общаются как ни в чем не бывало, хихикают. Чем это ее так смешит его любезный братец? Будто и не помнит, как они в детстве издевались над девочкой, желая, чтобы она убралась из их дома. Дмитрий попытался нагнать Петра и Александру.

«Думаю, мне стоит бояться не то как посмотрит на меня Иван Пережогин, а то что Ваша маменька посадит меня за стол на этом ужасном кретоновом стуле. У меня мутнеет уже в глазах от желтого», - смеясь произнесла Саша.

«Этот павлин не заслуживает Вашей компании за столом. Может уговорить матушку, чтобы за стол рядом с Вами сел я? Так хотя бы нам не будет скучно», - ответил Петр, улыбаясь.

«Я буду рада. Тогда мне и кретоновый стул не страшен», - улыбаясь сказала Александра.

Ах так. Значит девушка тоже не любит желтый цвет и кретоновую мебель. Забавное совпадение. Дмитрий прислушивался к их разговору дальше.

«Что же Ваш друг в Симбирске? Все ещё пишет Вам?» - спросил Петр Сашу.

«Ну мы договорились перед отъездом, что я буду писать каждый день», - ответила девушка.

Что? Какой ещё друг в Симбирске? Кому Саша пишет каждый день? У нее что какой-то поклонник, которого она оставила по отъезду в Сызрань? Что себе думает эта особа? Улыбается Петру, пишет какому-то бонвивану, да ещё целуется с ним пока никто не видит. Зря он вспомнил про тот поцелуй. Сразу захотелось вырвать Сашу из компании брата и заставить улыбаться ему, Дмитрию, а не вездесущему Петру. Подумав об этом, он решил, что должно быть спятил. Какие могут быть улыбки, если они с Матвеем Ивановичем решили оставить ее под подозрением. Его человек уже начал слежку за Реальным училищем и со дня на день должны были появиться первые сведения о злоумышленнике. До того, как он убедится, что Саша не имеет никакого отношения к пожару ему лучше держаться от нее подальше. К тому же на маслобойне начались восстановительные работы после пожара. Необходимо сосредоточиться на этом. Так он и шел молча и посматривая на довольных молодых людей, идущих впереди него. А потом водоворот гостей закружил всех троих. За столом матушка действительно посадила Александру вместе с Петром, и они весь обед сидели, болтая без умолку. Он же сидел слишком далеко от них чтобы слышать их разговор. И все-таки он не мог больше бороться с собой и вынужден был признаться себе, что Сашка-хулиганка превратилась в красавицу Александру и он очень хотел сидеть рядом с ней, видеть ее улыбающееся лицо и любоваться волосами цвета шоколада.

«Так она же завела шашни с самим Терениным», - прошептала какая-то матрона, сидевшая рядом с Дмитрием. 

В Сызрани только и делали, что перемывали друг другу кости за обеденными столами. Противно слушать, подумал Дмитрий.

«Не просто шашни. Она с ним ночь провела, невенчанная. Да только от людей то ничего не скроешь», - прошептала другая.

«Иван Иванович сильно рискует, опекая свою воспитанницу. Какой пример она может показать Наденьке? Я бы спровадила эту особу куда подальше. Она ведь до сих пор с ним переписывается. Стыда нет совсем», - проговорила первая.

Дальше Дмитрий уже не слушал. Сидел уставившись на улыбающегося Петра и Александру, которая к приему оделась в белое платье с кружевными рукавами, а на шею повязала красную ленту. Строит из себя невинность, а сама уже была с мужчиной. Это не укладывалось в голове Дмитрия. Вот значит почему ее репутация испорчена. Он даже не допускал мысли об этом. А что он думал? Как девушки могли потерять расположение общества? Да не какого-нибудь, а общества губернской столицы? Ничего он не думал! Он думал о том, как начать производство сыров на фабрике. Только после приезда воспитанницы дяди ему повсюду стали мерещится ее ведьмины глаза. Посмотрев на Сашу, он заметил, что она тоже смотрит на него и улыбается своей ангельской улыбкой. Он резко отвернулся и уставился на стоящую на столе огромную вазу с цветами. Интересно. Если он метнет ее куда-нибудь в стену, ему станет легче от осознания того что эта девушка принадлежала другому? Все встали из-за стола и начали потихоньку выходить из столовой в большую комнату служащую в доме отца бальной залой. Матушка любила музыку и на семейные мероприятия иногда приглашала духовой оркестр из Реального училища, и гости могли продолжить вечер, наслаждаясь небольшим концертом. Некоторые даже танцевали. Не в силах смотреть на общее веселье, он взял графин с коньяком, ушёл в кабинет и провёл там несколько часов, не желая никого видеть и ни с кем разговаривать. Гости по всей видимости начали уже расходиться по домам, за окном начало темнеть. А он все сидел и пил из маленькой рюмки крепкий пахучий напиток. Мысли уже спутались, в глазах рябило. Нужно идти спать. Пройдя по коридору, он собрался уже уйти к себе в спальню, но увидел свет под дверью комнаты Александры. Не думая о последствиях, он резко открыл дверь и вошёл в спальню девушки. Она сидела на кресле около небольшого камина и читала как видно письмо. Улыбка, которая в последнее время не сходила с ее губ при виде его начала покидать лицо девушки. Теперь понятно, чего она улыбается. Его вспоминает. В сердце будто воткнули каленый прут. 



Екатерина Ship

Отредактировано: 09.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться