Поволжская сага (сочинения о Сызрани). Книга 3

Глава 9. Письмо

9 декабря 1882 года. Почтово-Телеграфная контора. Переулок Дворянский.

10 часов утра.

Систему передачи информации при помощи светового сигнала создал Клод Шапп в 1792 году во Франции — "оптический телеграф", который представлял собой цепь типовых строений, располагавшихся в пределах видимости друг друга. На крышах размещались шесты с подвижными поперечинами — семафоры. С помощью тросов ими управляли операторы, находившиеся внутри строений.
Сообщения передавались быстрее, чем их могли доставлять гонцы, и семафоры обеспечивали передачу сообщений по всему региону. Телеграф как правило располагался в том же здании что и городская почтовая контора. Регулярная почта возникла в Сызрани к 1796 году. Возглавлял почтовую контору почтмейстер. В штате были его помощник, бухгалтер, экспедиторы и другие служители. 

         В Сызрани здание почтово-телеграфной конторы еще во времена матушки Екатерины Алексеевны располагалось в Дворянском переулке. Тогда Сызранская почта подчинялась Симбирскому губернскому почтамту. Место считалось серединой центра города и отсюда было удобно отвозить почту как в Симбирск, так и в Саратовский край, а дальше на южные рубежи России. Утром сего дня Дмитрий Иванович Ревякин и Матвей Иванович Пережогин сидели за одной из конторок общего зала Телеграфного учреждения и читали отправленное им по их же просьбе письмо.

«Это же все объясняет. Мастеровой сразу после пожара уехал из города намеренно, чтобы не попадаться на глаза. Ваши симбирские знакомые это подтверждают», - высказал Дмитрий Матвею, возвращая ему прочтённое второй раз письмо. 

«Думаю да. Такие люди как мастеровые просто так в столицу губернии не уезжают. Ходят по ярмаркам, лавкам, смотрят город, а не сидят безвылазно в третьесортной гостинице», - ответил Матвей ухмыляясь глядя то на Дмитрия, то в окно конторы на Дворянский переулок со снующим туда-сюда по утру городским людом.

«Мне кажется мы выяснили достаточно, чтобы снять с Александры Петровны все подозрения», - предположил Дмитрий.

Вот уже два дня они с Матвеем занимались вплотную расследованием пожара на маслобойне. После визита Пережогина в дом Ревякиных и рассказа о том, что Саша имеет какие-то денежные отношения с мальчишкой-реалистом, которого они подозревали в самом поджоге, Дмитрий и Матвей решили, что на время выяснения всех обстоятельств Дмитрию лучше вообще не видеться с Александрой Петровной. Именно поэтому он не смог вернуться в тот день в спальню Саши и окончательно объясниться. И дело было не только в подозрениях, что она каким-то образом участвовала в поджоге. Ее могли использовать для отвода глаз от основного преступника и тогда ей самой грозила опасность. Тогда Дмитрий оставил все сентиментальности и отказался от любых встреч с Александрой. По целым дням они с Пережогиным ходили по городу расспрашивали людей, очевидцев и довольно быстро выяснили, что первым на фабрику в день пожара пришел один из старых рабочих маслобойни. Совсем недавно Дмитрий помог ему с погоревшим домом, дал денег на восстановление избы и небольшие подъёмные. При опросе хозяином и Матвеем Ивановичем тот клялся и божился, что в деле том  не замешан, и вообще был по гроб жизни благодарен, что Ревякин выплатил ему средства после пожара собственного дома. Рабочий сказал, что в большом долгу у Дмитрия Ивановича и ни о каких поджогах естественно и помыслить не мог. Первым на пожар прибыл сам Дмитрий. Поэтому этот вариант не требовал проверки. Последним с фабрики накануне пожара уходил мастеровой и рабочие видели, как он заходил в кабинет управляющего и долго оттуда не выходил. Но что было дальше они не ведали. Все разошлись после трудового дня по домам. Якобы один из рабочих говорил, что в день пожара мастеровой спешно уехал в Симбирск как будто бы по семейным делам. Матвей Иванович предложил отправить своим людям в губернской столице письмо телеграфом, с просьбой выяснить чем занимался означенный человек в Симбирске. С кем встречался, разговаривал, что покупал. Пока ждали ответа, они с Матвеем Ивановичем снова нашли мальчишку-реалиста и за немалую мзду выяснили у него, что девушка на днях дала ему денег, чтобы он купил рукавицы и какие-нибудь сласти. Дескать жалко ей его стало. А о пожаре он и слыхать не слыхивал. Крутился около маслобойни потому что живет рядом, а родители опять затеяли ссору. Вот и сбежал из дома, чтобы не слышать пьяные крики отца и не видеть слез матери. Дмитрий тогда вздохнул с облегчением. Осталось дождаться письма от человека Пережогина, а также приезда самого мастерового в город,  окончательно убедиться в непричастности Саши и на всех порах бежать к ней за долгожданными объятиями. 

«Дмитрий Иванович, можно вопрос?» - спросил Пережогин улыбаясь еле заметно.

«Конечно», - ответил Дмитрий.                   

«Мне кажется или Вы больше хотите снять подозрения с воспитанницы Вашего отца чем раскрыть все дело?» - спросил Матвей.

Мужчины рассмеялись. В почтовую контору вошел Андрей Стерлядкин, поприветствовал обоих молодых людей и присоединился к обсуждению вопроса расследования. Матвей Иванович сразу предложил друга в качестве консультанта по фабричным делам и особенностям мышления рабочего народа, с которым ему так часто приходилось общаться на своем небольшом производстве. Дмитрий заметил, что у молодого человека есть чему поучиться несмотря на то, что тот был младше его. До сего момента они редко общались, но теперь, когда Андрей помогал Дмитрию разговаривать с рабочими, мастеровыми, цеховыми, он не мог не оценить человеческие качества этого молодого мужчины. Все трое из телеграфной конторы решили переместиться в ресторан «Виктория» и продолжить разговор в более удобной и спокойной обстановке. Правда на входе им встретилась Дарья Степановна Браницкая, бывшая жительница города в очередной раз оставившая мужа и приехавшая в Сызрань под предлогом навестить сестру и родителей. Девушка была в компании какого-то молодого джентльмена, но неловкости от такой встречи не выказала. Наоборот повисла на руке Дмитрия, прямо посреди Большой, припоминая ему их давние симпатии, а он не знал, как от нее отделаться. В очередной раз помог Андрей Федорович, отвлекший молодую графиню на какой-то пустой разговор.



Екатерина Ship

Отредактировано: 09.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться