Повраги, или Друзья познаются в беде.

Размер шрифта: - +

15 глава

Ухудшения пришли неожиданно. 

Проснувшись в холодном поту и не сразу поняв причину своего состояния, бес весь сжался, ощущая зверское давление внутри тела – он не мог дышать. Легионы в легких разлетелись, словно осколки взорвавшейся лампочки. Осколки перегородили-перерезали проходы воздуху, горло конвульсивно сжалось.

Мысли перепуганными мышами заметались по лабиринту разума.

«Я все думал, как это будет. Значит, задохнусь. Так. Успокойся. Ты знал, этот момент настанет: рано или поздно. Настал рано. Не нужно паниковать. Все хорошо. Ты просто уснешь...» — пытался сам себя успокоить Кай, подавляя все нарастающую панику. Все еще сильное тело сопротивлялось, ему хотелось бежать, биться, вырвать свою жизнь из загребущих лап смерти, оклеветать разум, настойчиво просящий принять уготованную участь.

Желая принять смерть спокойно, будучи уже ослабленным, отдаться ей, раз не удалось умереть в бою и яростно сопротивляться, обнаруживая ту на пороге. Демон осознал свою неготовность исчезнуть.

«Успокоиться? Какой, к чертям, успокоиться? Я не хочу умирать... Мне страшно!» — признался он себе и забился еще отчаяннее, словно утопающий, пытающийся плыть вверх, но опускающийся на дно. Дно оказалось полом. Падение с кровати даже не было замечено в пылу сражения с метафизическим врагом. Хватаясь за шею, пинаясь, даже пытаясь позвать на помощь, будто хоть что-то из этого могло ему помочь, Кай начинал сдаваться. В голове возникали мысли о незаконченных делах, о поврагах, которые найдут его мертвым, о той мертвой рыбе. Его тоже похоронят или отдадут Герману на опыты?

«Неужели я так и умру: на полу в одиночестве?»

Находясь скорее в бессознательном, чем в сознательном состоянии, Кай смог встать. Словно смертник на плаху, он шел через гостиную в соседнюю комнату. Дальше помнил смутно, зато хорошо запомнила Нинель.

Хамский демон неоднократно плевал на приличия, но еще ни разу не падал к ней в кровать и не душил в объятиях. Принцесса вначале даже не разобралась, пугаться ей и звать на помощь или обнять в ответ, в голове сразу взорвался фейерверк мыслей, не давая сосредоточится ни на одной. Она напряженно застыла в ожидании разморожения мозга или следующих действий ночного гостя.

Кай как обнял, так больше не шевелился, уткнувшись носом ей в шею. Казалось, он заснул, так как расслабился.

Ей бы обратить внимание на отсутствие дыхание беса, но ее собственное сердце било по ушам заглушая тревожную тишину. Прежде, чем слух вернулся, шею обожгло резкое горячее дыхание, ставшее стартом толпы мурашек, пробежавших вниз по позвоночнику. Хотелось и обнять, и оттолкнуть, и позвать Адика, заступиться за честь, и прижать сильнее, и.... чего-то большего. 

— Кай, проснись, — тихонько позвала она. — Ты в мою комнату слунатил. Эй!

Ответа не было. Замученный недавним удушьем, демон не проснулся, даже когда девушка трясла его за плечо. Попытка выбраться из кольца рук успехов не принесла, и Нинель промучилась до утра, не решаясь заснуть, считая происходящее очередной шуткой. А когда заснула, проснулся демон, очень удивившись факту своей жизнеспособности и местонахождения.

Закономерный вопрос: «Что вчера было». И закономерный ответ: «Не то, о чем мог бы подумать», — плюс куча образов в придачу, красочно рассказывающих о приключившемся приступе, мгновенно разбудили похлеще ведра ледяной воды. Очень медленно он сполз с постели на пол, оценивающе себя осмотрел, обратил внимание на защитника девичьей спальни – медведя - и со скоростью гоночной лошади пронесся по гостиной, перепрыгивая диван со спящим рыцарем, ворвался к себе в комнату, где осмотрелся и принюхался. Его немного трясло, а в голове никак не хотело проясняться.

Наконец он упал на колени, и, словно выплывший из океанской бездны ныряльщик, судорожно задышал, наслаждаясь каждым вздохом. Это оказалось реально страшно – исчезать.

— Черт возьми, надеюсь, следующий раз будет во сне.

Стирая с лица влагу, Кай затормозил и понюхал руку. Пахло Нинель – приятный, нежный букет естественных ароматов тела. В принципе, ею пахло везде, как и Адонисом, как и им самим, но никогда раньше он не переполнялся чужим запахом до краев, ощущая его на каждом сантиметре своего тела.

— Приехали, Кай, ты рехнулся. Поднимай задницу и дуй в душ, фетишист хренов!

Дав себе «пинка с разворота», демон зло потопал в душ смывать чужой аромат и стараться не думать о произошедшем, не желая тратить последние дни-часы-минуты на самоанализ. После душа, бес высушился феном, оделся и, не смотря на ранний час, ушел искать неприятности на филейную часть. Так как он искал приключения злонамеренно, не удивился факту их нахождения.

 

— Напомни мне, с какой стати мы преисполнились сочувствием к этой сволочи? И с какого перепугу мы решили, будто эта дрянь завязала с геноцидом наших нервных клеток? — Адонис заварил себе новую кружку кофе.

— Не знаю, — Нинель устало посмотрела на часы. — Три ночи. Надеюсь, он цел.

— Конечно, он цел, рванула всего одна граната, и снесло всего полздания, — наиграно восторженный тон героя не говорил в пользу веры в сохранность хвостатой шкуры.

— Но он позвонил нам после взрыва, значит цел.

— Но после звонка его преследовал наряд полиции.

— И после мы видели съемку того, как он водит их за нос. Расслабься, Нинель, он выживет, вернется и его убью уже я, — ласково заверил Адонис, следя за новостями, больше не показывающим прямой эфир охоты на нечисть. — Зачем он вообще туда полез?

Нинель неуверенно пожала плечами, даже не представляя ответ на этот вопрос, однако, достаточно зная Кая, она подумала, он скажет: «Мне так захотелось».



Елена Троицкая

Отредактировано: 22.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться