Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Библиотека встретила привычной атмосферой: мертвой тишиной, прохладой и запахом книг. В ожидании новых читателей, светлячки под потолком выписывали пируэты. Завидев меня, парочка самых шустрых отбилась от общей массы и зависла поверх головы. Привычно сосчитав до трех, я сжалась, предчувствуя легкий укол в подушечку большого пальца. Это ознаменовало начало энергетической подпитки, без которой магические создания не смогли бы в полной мере освещать пространство перед собой. От одного светлячка к другому протянулась тонкая энергетическая нить и замкнулась на мне. Перетерпев неприятные ощущения, я подалась порыву и прикоснулась к светящемуся шарику. Интересно же! В следующий миг по телу прошла волна, напоминающую слабую болезненную вибрацию тока, затем исходящий от светлячков свет увеличился втрое, ослепляя меня.

За библиотечной стойкой гоблина не наблюдалось, из чего я сделала вывод, что он опять наводит порядки в своем царстве, отрешившись от всего мира. Дожидаться – означало потратить кучу времени, потому я, читая указатели, устремилась за знаниями сама. Через некоторое время стояла в нужной мне секции. Здесь насчитывалось около сотни книг. Немного, но для пытливого ума достаточно, чтобы провозиться до следующего утра. Быстренько сбегав за лестницей, приступила к поискам.

Спустя час мой нос зудел от пыли, пальцы покрылись грязной коркой, а в глазах стояла пелена. Тусклый свет в помещении не способствовал хорошему зрению. Следовало наконец-то посетить Йонга и распрощаться с очками. Тем более что они давно потеряли эстетическую красоту. Стекла испещрены царапинами, оправа вот-вот треснет. Не сосчитать, сколько раз я их уже роняла.

«Война за Срединные земли. Дипломатические миссии». Гласило очередное содержание, выбранного мною тома. Неужели нельзя было разложить книги по годам? Чем здесь Кобхалюк занимается? Внезапно за углом раздались шорохи, затем приглушенное шептание и сдавленный стон. Любопытство заставило выглянуть из-за стеллажа.

Мэниснира страстно обнимала страшно худющего и длинноногого парня, который в свою очередь лобызал ее губы. Действие сопровождалось характерными звуками. Смущение, трепетное волнение – нет, я испытала раздражение, поскольку единственный выход из сектора вел к обжимающейся парочке. Полог невидимости применять не умею, ходить через стены – тоже. Прикажите ждать и слушать, пока они до кульминации дойдут? Это как бы неприлично! Но не будем трусливо прятаться! Думаю, стервозина бы на моем месте, мешкать не стала. Приняв окончательное решение, я с воплем: «Пожар! Мы все умрем!» – вылетела из укрытия. От чересчур резвого порыва лестница пошатнулась и с грохотом свалилась на пол. Парочка стремительно отскочила друг от друга и в растерянности заозиралась по сторонам. Темный сгусток величиной с волейбольный мяч окутал ладонь парня, приготовившегося к бою с неведомым противником.

Кажется, перестаралась, сейчас кое-кому будет худо и кое-чему тоже. Это ж о чем надо было думать? И главное, чем? Явно не тем органом, что называется – мозг. Поступила глупо и по-детски. Не дай бог, драгоценные книги гоблина пострадают.

Однако, не обратимого не случилось, ибо словно из воздуха материализовался Кобхалюк и огрел парня дубиной. Несмотря на маленькие размеры, деревяшка оказалась увесистой. Несчастный поморщился и прикрыл голову руками, оберегая себя от дальнейших избиений.

- Сколько раз я вам, бестолочам, говорил – применять магию в библиотеке запрещено! Совсем ума лишились? Книжечки, мои книжечки! Кто кричал пожар, паршивцы?

- Не я, – проблеяла сходу я.

- Значит, ты, – перевел он внимание на Мэнисниру, еще не до конца осознавшую, что происходит. – К декану немедленно! И ты остолоп тоже! – взмах рукой и в воздухе появился желтый лист бумаги, на котором постепенно начались проявляться слова кляузы.

Конечно же, мной овладело любопытство, и я, уподобившись страусу, вытянула голову, силясь разобрать, что же такого настрочил Кобхалюк, что парочка влюбленных сравнялась цветом лица с известью. Однако буквы, как назло расплывались. Дело в том, что в последнее время у меня резко ухудшилось зрение. Теперь я не видела в своих очках так отчетливо, как прежде. Приходилось прибегать ко всякого рода ухищрениям. И сощурить глаза в этом списке – было наименьшим из зол. Не приведи господь, эльфы подумают, что их пародирует ничтожная человечка – воткнут кинжал в лоб, не сходя с места. У них же у всех слегка раскосые глаза к вискам. Стоит ли мне подойти ближе? Думаю, нет. Сомневаюсь я, что гоблин бы оценил, вчитайся я в текст прямо пред его носом.

Наградив меня тяжелым взглядом, Мэниснира скрылась с места происшествия. Ничего, прорвемся! Эльфийка первой начала войну, а не я.

- Чего лыбишься, девка? Думаешь, я не знаю, чьих это рук дело? – хитро прищурил один глаз Кобхалюк. – Только бесстыдников я не терплю еще больше. Нашли, где срамоту устраивать… иш!

- Э-э-э... – я как обычно растерялась, не сумев придумать достаточно убедительное оправданье, когда как пару минут назад мой мозг не был похож сам на себя. Он в коем-то веке, решил уберечь хозяйку от неприятностей.

- Только экать и умеете, и портить, что вам не принадлежит. Чего тут вынюхивала?

- Искала историю создания академии, – правда всегда дается легче всего, тут и думать не надо, но это не значит, что я не умею держать язык за зубами.

- Вот где еще бестолочь, не там смотрела, – сказал библиотекарь, поднимая лестницу с пола, будто она ничего не весила, – иди за мной.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться