Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава двадцатая

Спать я легла с песком в глазах, с гудящей головой и симптомами развивающегося остеохондроза. Правда, часа через два пришлось вставать, потому что кое-кто забыл закрыть дверь, после того как возвратился из чулана, а кое-кто другой этим воспользовался и был очень настойчив. Видите ли, надо продолжить слежку, добиться уже хоть какого-нибудь результата. Конечно, сначала я попыталась увильнуть, даже аргументы убедительные привела, но лежа на полу не больно-то посопротивляешься. Мало того, что все тылы открыты, так еще и холодом с двери тянет. В общем, пока я проливала слезы по прерванному сну, Таис поведала наши ночные злоключения Деавин. Подруга впечатлилась и зареклась больше не приближаться к Зачету. Затем мы перекусили в столовой и приступили к неблагодарному занятию. Не отходя от столика в столовой, и преступили.

Фет, мило улыбаясь, завтракал с какой-то незнакомой мне пигалицей. Нет, я не ревную, раз позволяю употреблять себе такие слова. Просто не понимаю, чем глава третьей общаги прельстился. Глазами блюдцами? Ресницами, как у коровы? Грудью на полстола? Всегда полагала, что в каждой женщине должна быть загадка. Эта же особа, щелкни пальцем – все явки и пароли на бумаге выложит, причем свои и чужие. Ладно, навешивать ярлыки, да выносить вердикты, не зная человека лично – глупо и неправильно. Наверняка, есть масса каких-то неизвестных мне нюансов. К тому же не надо забывать о масках. О масках, которые люди на себя примеряют, носят годами, а иногда и срастаются с ними.

После столовой Фет отправился на полигон оттачивать боевые навыки. К нашему несчастью, девушка увязалась следом за ним. Мы бы особо не переживали, но она, не забывая болтать о пустяках, цепко следила за окружающими, вернее выискивала конкуренток на сердце, руку и печень своего спутника, тем самым затрудняя слежку.

Посмотреть на тренировку некромагов собралось два десятка ожидающих зрелищ девчонок. Мы заняли последние ряды и приготовились вопить, то есть изображать восторг от схватки. Первыми на бой вышли парень и девушка – оба чернявые, глазастые, с горбинкой на носу, почти копия друг друга. Они разошлись по разным углам, окинули друг друга изучающими взглядами, и, не сговариваясь, перешли к атаке. Парень едва успел увернуться, как темный сгусток с красными внутри всполохами промчался над самой макушкой. Его же удар – копье пришлось в самую грудь противницы, однако вреда ей не нанесло. Отскочило от щита, словно от зеркала и понеслось в обратном направлении.

- Элл, ты осел! Сколько можно совершать одни и те же ошибки? – сложив пальцы трубочкой, едко заметила девушка.

Элл усмехнулся, припал к земле и кинул в противницу магическую сеть, искрящуюся на солнце всеми цветами радуги. Затем перекатился и выпустил два шара, которые по мере приближения к цели, превратились в настоящую завесу из тумана.

- Как тебе такой ответ, сестричка?

- Слабак! – крикнула она и рукой, как пылесосом, начала всасывать туман. Она почти справилась, но все же в самую последнюю секунду заклинание добралось до ее ног и парализовало.

Тем временем, Элл повернулся к зрителям и отвесил шутовской поклон. Правда, завершить его не успел. Девушка каким-то образом выпуталась из западни, бесшумно подбежала и отвесила ему смачный пинок под зад. Затем магический поединок перешел в настоящую рукопашную, и брат с сестрой были выведены с поля.

Следующими на поле выбежали Фет и Марло. Вот где поединок обещал быть запоминающимся. Противники подобрались достойные. И, правда, заклинания летели, как мячик в игре пинг-понг. В какой-то момент я даже устала поворачивать голову, следя то за одним, то за другим; устала растирать глаза, силясь избавиться от радужных пятен, вызываемыми вспышками щитов от соприкосновения с чужой силой; закрывать уши – девчонки во всю глотку орали, выказывая поддержку своим любимчикам. Особо упорствовала та пигалица, эмм... грудастая девушка, что пришла с Фетом. Противостояние грозило затянуться надолго – до тех пор, пока кто-то не свалится совершенно обессиленный. В общем, так оно и случилось. Если Элла и Эллу вытолкали пинками, то этих бережно вынесли и передали в заботливые руки болельщиц, дабы те отпоили восстанавливающими настойками.

Оправившись от боя, Фет возвратился в общагу. Долгое время из комнаты не доносилось и звука, из чего мы сделали соответствующие выводы – парень лег отдыхать. Не воспользоваться подвернувшимся моментом было бы грешно, и я предложила девчонкам перекусить, но они так увлеклись слежкой, что послали меня лесом. Пришлось одной идти набивать желудок.

В столовой я мило побеседовала с Нозлюбахсом. Он был так любезен, что поведал пару интересных историй из жизни своего народа. Затем объяснил принципы ловушки на грызунов, как механической, так и магической, по моей же просьбе. Не забыв поблагодарить гоблина, я забрала куль мяса и пошла в общагу. Присмиревший питомец, без какой бы то ни было агрессии, съел все, что я ему предложила, и развернул третий листочек. Однако при этом сбросил первый. В отместку, видать, гаденыш.

Найти девчонок не составило труда, почти не составило. Только обегав всю общагу, я додумалась выйти на улицу. Таис расхаживала по дорожке, протоптанной под окнами множеством ученических ног, и пребывала в приотвратном настроении. Губы были плотно поджаты, брови нахмурены, а движения резки и порывисты. Наверное, мороз все же забрал излишки негативных эмоций, как кот слизал сметану с чашки, приморозил насквозь, иначе бы девушка уже взорвалась от негодования.

- Не пойму, что я тут делаю? – услышала я тихий озлобленный голос, едва подошла ближе. И какая муха ее укусила? Неужто рыжая и веснушчатая? И когда проснуться-то успела?



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 15.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться