Повседневная жизнь студента-некроманта

Размер шрифта: - +

Глава первая

Нагруженная пакетами с продуктами, я возвращалась домой. Ворчала и проклинала Дмитрия Борисовича, моего нынешнего начальника. Сегодня он задержал наш коллектив на два часа после работы. Возмущаться и артачиться не имело смысла, и мы внимали речам руководства, которое решило организовать культурный отдых на природе. И это когда за окном властвует непогода, а именно: дождь льет как из ведра, что света белого не видно и градусник показывает плюс три. Октябрь так-то!

«Кто мы? Мы команда, объединенная общей целью, идеей и желаниями, а в команде главное – доверие. Без него не будет работы, не будет полета мысли, не будет общности интересов, а это основное в команде!» Эх, мне бы сейчас какое-нибудь чудо, чтобы от поездки откосить. Больной прикинуться, что ли? А может работу сменить и не выдумывать детские отговорки? Все равно хотела увольняться. Черт! На глаза попался истрепавший все нервы магазин этнических товаров, без которых я жить не могу – конечно же, в переносном смысле. Они привлекают идеями и красотой, подсмотренной в природе глазами древнего человека, своим неординарным и непохожим на остальные стили дизайном. Но вернемся к насущному. Все бы ничего, но я каждый месяц просаживаю здесь часть своей зарплаты, вместо того, чтобы купить что-нибудь полезное. Например, велосипед своей подрастающей сестре, или хотя бы лампочку в прихожую.

И вот, стою я и уже которую минуту размышляю. Кожаный браслет или нагрудная брошь? Восемьсот рублей или шестьсот? С какой суммой я готова расстаться прямо сейчас? Какая покупка согреет душу? Ох уж эта проблема выбора. Почему все так сложно!? С трудом оторвав взгляд от витрины, достою из кармана наличные и в который раз пересчитываю. Ровно восемьсот рублей, не считая мелочи на маршрутку. Если куплю брошь, смогу позволить себе три рожка с мороженым, а ежели браслет – желудок будет горестно выводить рулады, оставшись без сладкого. Брошь и шоколадное мороженое или широченный браслет с объемный кельтским рисунком? Или лучше перестать думать об удовлетворении низменных желаний, да поскорее отправиться домой?

- Девушка, выбрали, наконец? – не вытерпел продавец – мужчина среднего возраста с тоннелями в ушах и пирсингом в губе. Объемное тату в стиле акварель выглядывало из-под обтянутой футболки.

- Да, конечно, будьте добры вот это, – указала на бронзовое украшение, лежавшее на второй полке. Я тряпка, безвольная тряпка!

Меня удостоили кивка головы, амбарным ключом открыли витрину и предоставили запрашиваемую брошь. Ощутив приятную тяжесть, душа ликующе завопила. Ей было совершенно наплевать, что в сундучке завалялось уже немало побрякушек. На бархатной подстилке лежали: серебряная сюльгама с голубой эмалью, мельхиоровая фибула с аметистом и..., и... Неплохо для начинающей барахольщицы. Голлум во мне улетел на седьмое небо и на маленькой воздушном облачке сплясал победоносный танец. Не обращая внимания на снисходительные смешки (как же, любимая покупательница), я отсчитала требуемую сумму и поскорее выскочила на улицу.

В лицо в туже секунду ударил промозглый ветер, скидывая с головы капюшон. В след за тем, обрушился на спешащих домой прохожих. Маленькая девочка, лет пяти-шести, ахнула и побежала за воспарившим зонтом, а ее мама, в этот момент разговаривающая по телефону, позабыв о дочурке, зашла в аптеку. Сетуя не беспечную родительницу, я в один миг догнала зонтик и отправила отбившееся чадо к матери.

Часы на телефоне показывали начало девятого. Если бы я не задержалась, то смогла бы дойти до дома пешком, а так придется ждать мифического автобуса, который судя по расписанию вскоре должен прибыть. Ходить по подворотням в темное время суток – сущее самоубийство, особенно в этом микрорайоне, где располагались моя нынешняя работа и мой университет, правда, уже бывший, в связи с окончанием оного ровно два месяца назад. До остановки оставалось, по меньшей мере, пятьсот метров, как позади внезапно прозвучало:

- Красавица, не хочешь айфон? Дешево отдам!

Застигнутая врасплох, вскрикнула и резко обернулась, ожидая увидеть маньяка, имевшего в своем арсенале парочку остро заточенных ножей, а то и вовсе бензопилу – «Дружба». Но узрела бородатого типа непонятной национальности. Слабое зрение – минус шесть с половиной, чтоб его... – не позволило разглядеть детали. Все никак не поменяю очки на более сильные, эти уже давно не справляются со своей задачей.

- Ну что, берете? – поторопил меня с ответом незнакомец, неспешно потирая щетину на подбородке. – Новая модель, только-только появилась на рынке. Выглядит очень свежо и оригинально.

- Н-н-е-е-т, – помотала головой я и поспешила ретироваться, но мужик оказался настойчивым.

- Как так – нет? Ты ж еще не видела! – не сдавался бородатый тип, перейдя на «ты». Видимо, для лучшего налаживания контакта с несговорчивым клиентом.

- Незачем, все равно денег нет, – с нарастающей паникой в голосе взвизгнула я. Затравленно оглянулась и ускорилась настолько, настолько это было возможно. Однако оторваться мне не удалось. Один из пакетов лопнул, и все содержимое высыпалось наружу. Яблоки, как мячики отпружинили от асфальта и завязли в грязи, батон поплыл навстречу свершившемуся закату, а пластиковая бутылка с молоком шлепнулась на ногу.

А-а-а... за что?

Захотелось позорно расплакаться и вырвать на голове волосы. Жаба призывала не расставаться с продуктами, а чувство самосохранения драпать во весь опор. Да гори оно все синем пламенем! Плюнула на продукты и стремглав помчалась к подъезжающему автобусу, но перепрыгивая возникшую на пути лужу, оступилась и, размахивая руками, повалилось носом вперед. Возможно, если бы не металлический штырь, торчавший из земли, то дальнейших неприятностей, произошедших со мной, удалось бы избежать, но всегда есть «но» или «если». Боль от пропоротой кожи, прошлась по телу электрическим разрядом. В голове разлилась адская боль, в глазах заиграли звездочки, водя хоровод, секунда-другая и сознание покинуло меня.



Олеся Пономаренко

Отредактировано: 02.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: