Поющая для дракона

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15

 

Чем ближе становились выходные, тем сильнее меня потряхивало. От желания устроить местру Халлорану веселую жизнь. Потому что вместо того чтобы сразу все мне объяснить, это драконище молчало до последнего, а потом по своим законам провернуло дело так, что отвертеться уже не получится. Под магическим договором, о котором говорил Рингисхарр, подразумевался вовсе не привычный контракт с подписью, а как раз добровольный обмен силой. В моем случае он вышел вполне добровольным, потому что я в ту ночь почти воспламенилась. Как оказалось, это мне грозило буквально.

– Желтый? Синий? Сиреневый? Беленький?

Лэм высунулась из примерочной. На сей раз она щеголяла в сиреневом купальнике, чашечки которого напоминали лепестки цветка, а трусики – листочек.

– Мне больше понравились желтый и белый.

– Угу, – подруга снова скрылась за шторкой.

Неделя выдалась очень насыщенной, поэтому выбраться в магазины мы с ней смогли только перед выходными. Прослушивание у Хейда прошло отлично, и он прислал мне контракт. Собственно, прослушиванием это можно было назвать с большим приближением: я просто исполнила перед ним арию Артомеллы, но на этот раз моя сила не спешила себя проявлять. Или на юбилее местры Халлоран дело было в сильных иртханах, или в чем-то еще, вот только моя магия притаилась и вела себя тихо. Прослушивание в опере должно состояться через две недели, и до этого мне предстоит себя беречь. Точнее, свой голос.

– Может, все-таки сиреневый? – донеслось из-за серебристой шторки. – Но же-е-елтый…

Я хмыкнула.

– Бери все, не ошибешься.

– А, и правда! Что я, побаловать себя не могу?

Рассеянно улыбнулась. На тему цветов и оттенков я в последние дни думала совсем о другом. Магия иртханов разделялась по цвету огня. Алый – огненная магия, синий – ледяная и снежная, зеленый – водная. Желтый, он же золотой, солнечный – воздух и песок, плюс дар целителя. Цвет отражался в глазах во время пробуждения второй, нечеловеческой ипостаси. В основном, перед призывом или во время общения с драконом.

Несмотря на это, основным навыком считались именно ментальные способности, благодаря которым драконы начали подчиняться воле человека. Управление стихиями возникло скорее в процессе эволюции. Благодаря тем драконам, чья кровь послужила первоосновой, и их силам. Действительно, оказавшись перед драконом, который дышит огнем, весьма обидно не уметь отразить огненный шквал или погасить летящий в тебя пламенный шар. То же самое с землями, которые были окружены водой, скованы льдом или погружены в снега. Ледяное дыхание требовало соответствующей защиты, так же как и нападения водных драконов, способных поднять цунами или вызвать водовороты.

Что касается целительства, пустынники, живущие в песках, очень ядовиты. Поэтому у иртханов, которые вливали себе их кровь и которым доводилось сталкиваться с их ядом, выработались довольно-таки сильные исцеляющие способности. Правда, это требовало очень большого вложения сил, на грани опустошения, поэтому современные иртханы предпочитали использовать более чем выдающиеся достижения современной медицины.

– Возьми, пожалуйста, – из-за шторки высунулась рука Лэм с букетом вешалок. – Я пока влезу обратно в джинсы… вот зараза! Кажется, надо худеть.

Я неосознанно отнесла связку купальников улыбчивой девушке на кассе, но на обратном пути споткнулась взглядом о комплект нижнего белья. Алого, как цвет магии.

Исторически пары иртханов складывались именно по цвету огня, но в нашем веке магия смешивалась естественным образом. Династические браки предпочитали заключать по чистоте крови, чтобы расширить возможности рода и усилить магию. Но еще существовала такая опасность, как отторжение. Не всегда огонь иртхана и иртханессы друг друга принимал, поэтому церемония помолвки представляла собой своеобразную проверку. Точнее, проверка происходила еще до помолвки, а обмен магическими узорами в присутствии гостей скорее был последней точкой во взаимных обязательствах.

Если один огонь отторгал другой, такой брак был невозможен. А вот если огни совпадали и принимали друг друга, это считалось благословением. Влечение в таких парах шло на интуитивном животном уровне, что в общем-то тоже считалось положительным в отношении будущего потомства. Чем больше «совпадали» огни, тем сильнее было влечение и взаимное притяжение. И никакой тебе романтики, всего лишь удачное сочетание магии и инстинкты для продолжения рода. Об этом Халлоран почему-то забыл упомянуть во время воспитательных работ с ремнем. Но вот тут – и это вызывало во мне такое маленькое злорадство – одна загвоздка. Если меня так влечет к нему, его ко мне влечет с той же силой, каким бы непробиваемым он ни был. А это значит, я ему устрою, драконищу драному! Такое устрою, что мало не покажется.

– На свидание собралась?

Я подпрыгнула и чуть не выронила комплект нижнего белья. Тончайшее рагранское кружево, скрывающее все ровно настолько, чтобы возбудить интерес. Чашечки бюстгальтера были такими легкими, что я почти не чувствовала веса. А главное, как раз мой размер.

– С чего ты взяла? – пожала плечами.



Марина Эльденберт

Отредактировано: 28.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться