Поющие во Тьме

Глава 7. Церемония Распределения

Глава 7

Церемония Распределения

«Поиск Чада и последующая церемония Распределения есть тот необходимый механизм, который способствует обновлению крови в Четырёх Домах, во благо процветания Ордена. Постоянное право Первой Руки и переходящее право Второй Руки — есть форма справедливого распределения, способствующего усилению всего Кион-Тократ в целом, а не его отдельных Домов»

Устав Токра, 4-ое положение

На следующее утро, едва только солнце успело позолотить верхушки деревьев, Агно поднялся с кровати с чувством радостного ожидания. Наспех умывшись, воин натянул на мускулистое поджарое тело рубашку и штаны, повесил за спину ножны и укутался в зелёный плащ. Его одежда всё ещё была с учительскими знаками отличия, и Агно напомнил себе сходить в хранилище, чтобы получить новый комплект мастера.

Осмотрев себя в небольшом ручном зеркале, Серканис удовлетворился увиденным, а затем спрятал его под обивку кресла и пригладил место разрыва, чтобы никто не сумел обнаружить запрещенную вещь. Ведь Устав возбранял членам Ордена владеть данным предметом. Это было напрямую связано с природой Токра, которую не дозволялось даже обсуждать с Покинутыми, не достигнувшими определенного возраста. А как известно, зеркала обладали странным свойством: они могли разбудить Охотника внутри ученика, в чьем незрелом сознании ментальная Клеть все еще была слишком хрупкой. Впоследствии это неизбежно привело бы бедолагу к многочисленных проблемам психологического свойства.

Агно вышел из комнаты и направился в главный зал приемов, находящийся в общем крыле. Прошло достаточно много времени, прежде чем он добрался до пункта назначения. Главный зал являлся самым большим помещением в замке. В высоту под восемь метров и в диаметре около двухсот, он мог спокойно вместить в себя свыше пяти тысяч человек.

В архитектурном плане замка имелся серьезный изъян: порой, на то, чтобы добраться из точки А в точку Б, требовалось слишком много времени. Все четыре крыла цитадели были пронизаны сложной замысловатой сетью коридоров, похожей на сплетение огромного числа лент мебиуса. Успешно перемещаться в нем Покинутым удавалось лишь благодаря системе знаков, нанесённых на стены: одна стрелка — коридор к общему крылу, две, три или четыре — к конкретным Военным Домам; диакритический символ над стрелкой — указание на тип помещения или развязки впереди — тупик, лестница, тренировочные залы, жилые помещения и так далее.

И хотя эта система знаков зачастую помогала, но иногда была способна только запутать, особенно на нижних этажах, расположенных под землей. Там коридоров было еще больше, чем на поверхности, и уровень их запутанности стремился к бесконечности. Чем-то замок Токра даже походил на знаменитую Утробную Башню, охраняемую стражами Сорока Сердец глубоко в песках Шакры. В верхних гротах, расположенных не глубже двадцати метров под землёй, находились загоны шварков. Там же располагались и складские помещения, комнаты рабов, Сады Прощания, в которых содержали кукол, а еще ниже находился Лабиринт — место ежегодного экзамена, на котором определяли самых лучших учеников Ордена.

В наиболее отдаленной точке Лабиринта издревле находились массивные ворота, снабженные тяжелыми механическими запорами и системой противовесов для управления ими. Покинутые открывали эти ворота не чаще одного раза в год, и лишь по одной причине — для того, чтобы отправить в Дан-Мир очередную группу смельчаков, которые должны были пополнить для Ордена запасы «bacca rubella mortus», а также добыть галлюциногенные споры, испускаемые жоргами, полуразумными грибами, поклоняющимися Вечной Мицелии, кем бы она не была.

Кроме того, Покинутые постоянно нуждались в каменных ящерах, которые почти полностью исчезли с поверхности, но всё ещё встречались глубоко под землей. Молодые шварки больше всего любили забраться в тёмные глубокие трещины, в которых можно было безопасно переварить пойманную и съеденную ранее жертву. Требовалось недюжинное умение, чтобы обнаружить их там, заарканить, а затем доставить наверх, к солнечному свету.

Но самым опасным в подобных вылазках были не жуткие чудовища и монстры, обитающие в Дан-Мире испокон веков, а существа, наделённые дьявольской хитростью и разумом. Они называли себя народом драури, но весь остальной мир, чаще, тёмными эльфами.

Большинство из ныне живущих считало их не более чем мифом, оставшимся после Смутных Времен Гарата. Но Покинутые знали, что это не так. Когда-то они действительно ушли с поверхности, незадолго перед окончанием Войны за Спасение, но они не пропали, не растворились в Ядре, а всего лишь отрешились от суетных дел, которыми жила поверхность. И тем ни менее, всякого, кто вторгался к ним, темные эльфы безжалостно уничтожали, порождая бесчисленные легенды о тварях подземья. Вот почему Покинутые с опаской спускались в Дан-Мир, понимая, что в чертогах Ночной Мглы никто не может соперничать с народом, созданным Терфиадой.

Войдя в главный зал приёмов, Агно зажмурился. После тёмных коридоров свет от тысячи светильников на мгновение ослепил его. Когда зрение вернулось, Агно обнаружил огромную толпу. В этот момент здесь присутствовало не менее тысячи Покинутых. Студенты, учителя, мастера, представители всех Четырёх Домов. Они разговаривали, общались, даже орали друг на друга, создавая тяжёлый гул, который на секунду заложил Агно уши.

Мастер, не желая оставаться в стороне, начал пробираться сквозь толпу прямо в центр зала. Временами его кто-то окликал, а иногда хлопал по плечу. Пару раз Серканис услышал чьи-то поздравления в свой адрес. Новости в замке расходились быстро, и уже практически все знали о его повышении. Но Агно не останавливался, чтобы ответить им, ведь среди этих людей у него не было ни единого друга. Все годы своего ученичества он ловил на себе завистливые взгляды учеников, которые не могли угнаться за ним. Учителя часто воздавали ему по талантам, что неизбежно вызывало пересуды и зарождало недовольство в сердцах остальных. Теперь же, когда его труды принесли заслуженный результат и Агно стал членом Совета, былые недруги и заклятые товарищи не могли искренне радоваться за него. Агно прекрасно это осознавал.



Александр Воронич

Отредактировано: 26.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться