Поющие во Тьме

Глава 12. Состязание Года

Глава 12

Состязание Года

«Каждый денатос, именуемый также Чадом Малкори, обладает Призванием, которое определяет его сущность: Смерть, Жизнь, Равновесие. Всего существует восемь Призваний, зафиксированных в анналах Адамантия:

денатосы Смерти – Чёрная Звезда, Кровь и Мрак;

денатосы Жизни – Белая Звезда, Молот и Копьё;

денатосы Равновесия – Четыре Стихии и Ярость.

Слухи о существовании третьего денатоса Равновесия с Призванием Разума после многочисленных проверок не получили своего подтверждения»

библиотека Храма Адаманта, 334 рукопись

Первый год ученичества подходил к концу. Для Артура, впрочем, как для и остальных, это время не прошло впустую. Ученики изменились и телом, и душой. Вчерашние дети превратились в воинов, и предстоящее испытание должно было со всей наглядностью продемонстрировать этот факт их учителям. Последние дни перед Состязанием Года оказались особенно тяжелыми. Ученики долго и нудно шлифовали своё мастерство, оттачивали приёмы, чтобы занести их в инстинктивную память.

Агно также уделял своему воспитаннику всё больше и больше времени. Вдвоём они проводили долгие часы в небольшой тренировочной комнате мастера. Здесь Смилодон научился в совершенстве владеть своим деревянным мечом, хотя Агно по-прежнему не допускал, чтобы ученик дотрагивался до настоящего оружия.

Артур и сам понимал, сколь много он вынес за истекший год. Мальчишка изучил в совершенстве технику Арланда, познакомился с основными приёмами техники Схрона из Безумной Пустыни, и даже кое-что вынес для себя из техники Тау, позволяющей адепту выходить за пределы человеческих возможностей.

Но было кое-что еще. Заслугой Агно стало не только переданное мастерство. Наставник не дал своему ученику превратиться в кого-то, хотя бы отдаленно похожего на остальных. Покинутые с раннего детства, с самых первых дней своего пребывания в Кион-Тократ, воспитывались учителями в духе цинизма и жестокости. Достичь поставленной цели любой ценой, не оглядываясь на окружающих, таков был догмат поведения, скопированный у предыдущих поколений.

Но, как ни странно, именно это стало причиной страданий Артура. Он видел, как сильно изменился его друг. Дружище Дик. Все последние месяцы он избегал Смилодона, замкнувшись в себе. Когда-то такое открытое и близкое лицо внезапно стало чужим, в глазах поселились равнодушие и холод.

А дни, меж тем, убегали прочь, подобно песчинкам в хрустальных часах Саул-Джейнар[1], отмеряющих время по воле Ямата. Пришёл час финального испытания для всего первого курса.

***

В один из дней главный учитель пригнал группу Шандикора в помещение, в котором уже собрались ученики остальных Военных Домов. Судя по тому, как долго они спускались по лестнице, Тарчет Малициус привел их Лабиринт, ниже которого располагался Дан-Мир. Артур сразу же вспомнил бесчисленные рассказы о тварях, подстерегающих свою жертву в темных глубинах. Неужели испытание будет таким опасным? Смилодон постарался успокоиться. Все ответы ждали их впереди. Незачем нагнетать панику раньше времени.

— Слушайте меня, сопляки, — приказал Тарчет, обводя учеников грозным взглядом. — Когда раздастся гонг, вы все войдёте в эту дверь и за три отведённые вам минуты займёте своё место в Лабиринте. Когда гонг ударит вновь, начнётся то, ради чего мы собрались здесь — Состязание Года. Каждый из вас будет вооружён вот таким инструментом, — Тарчет взял в руки длинную трость, поверхность которой была покрыта неизвестным серебристым материалом.

— Это посох молний или стрекало, — пояснил он. — Специальное оружие для поединков на выбывание, результат усилий умельцев из Проклятой Цитадели. Достаточно одного касания к телу, и вы парализованы минимум на полчаса. Бороться с оцепенением бесполезно. От магического удара не спасает даже одежда. Правила просты: победить противника любой ценой. Удальцы, занявшие первые пять мест, будут награждены правом полёта на шварке. А теперь можете разбирать посохи.

Возбужденные ученики с гулом набросились на стол, где было разложено чудо-оружие, и вскоре очистили его. Артур с опаской держал в руках свою трость, не зная, что она не может ударить владельца, настроившись на него после прикосновения в зоне хвата.

Напоследок дав парочку ценных указаний и наставлений, Тарчет с достоинством удалился, чтобы занять свое место на обломке сталактита, удерживаемого гигантскими цепями над Лабиринтом. Лучшей точки обзора за всем пространством боевых действий попросту не существовало. Учителя и наставники уже начали собираться там.

— Артур, — за спиной Смилодона раздался знакомый голос.

Он обернулся и увидел Азаруса. Дик подошел к нему, и мальчику на секунду показалось, будто между ними все по-прежнему.

— Я тебя слушаю, Дик?

— Я хотел извиниться перед тобой. Недавно я понял, что в последнее время вёл себя как законченный дурак.

Артур не поверил своим ушам.

— Ты сейчас серьезно? Или это какая-то уловка?

Азарус замялся, а затем ответил:

— Дело в том, что мне удалось недавно подслушать разговор Келноза с его сторонниками. Они решили объединиться в этом сражении, чтобы сначала разобраться с тобой. Кажется, Граникусу важнее унизить тебя, чем победить в состязании.



Александр Воронич

Отредактировано: 26.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться