Поющие во Тьме

Глава 20. Правосудие Четырёх Домов

Глава 20

Правосудие Четырёх Домов

«Чадо Ордена, своими неразумными или спланированными деяниями причинившее вред Кион-Тократ, может быть изгнано из Ордена без права возвращения, или же уничтожено тем способом, который будет утверждён на Совете Четырёх Домов»

Устав Токра, 7-я поправка

Лорд Сальвос Ураниус кипел от негодования, с трудом сдерживаясь, чтобы не прибить недоумка, который устроил ему все эти проблемы.

— Ничтожество! Ты понимаешь, что натворил? Опозорил наш Дом! Подставил меня перед Советом, — прошипел он, держа Сахиба за горло. — Уж теперь-то Безликий сполна поглумится над нами. Слышишь, червь? После такого провала даже магистры не вступятся за Дом Мазадорг.

— Но лорд Сальвос! — залепетал мастер, утрачивая самообладание.

— Что лорд Сальвос? — заревел глава Мазадорга. — Ты, ходячее недоразумение, хотя бы отдаешь себе отчет в том, что совершил? Новая война с драури принесёт Ордену одни убытки. Мы уже их понесли. Теперь Зерат и Диртанис изведут меня протестами, а Магикор во всём их поддержит.

— Я не хотел, господин…

— Он, видите ли, не хотел, — язвительно расхохотался Сальвос. — А для чего тебе даны мозги, жалкое подобие Токра? Чтобы занимать пространство в черепной коробке? И я — глупец — тоже хорош. Зачем только принял тебя в Мазадорг, когда Зерат отвесил тебе пинка? Но это была последняя моя ошибка. Запомни мои слова, сегодня на Совете я не стану выгораживать тебя перед магистрами.

Сахиб побледнел.

— Собирается Совет? Неужели всё так серьёзно?

— Проклятый идиот, — снова закипел Сальвос, — о чём я тебе уже битый час толкую? Прежняя война с темными эльфами ещё жива в нашей памяти. Все последние годы мы как могли старались ублажить самолюбие драури. Сделали богатое подношение Отцам Слизиды[1], вели себя в Дан-Мире тише травы, и это принесло свои плоды. И тут никто иной, как мастер Дома Мазадорг, преподносит магистрам такой подарочек! Куда только смотрел Вергилий?

— Да-да, это он во всём виноват, — закивал Сахиб, — я был против этой идеи, но Вергилий убедил меня, что все обойдётся. Поверьте мне, лорд Ураниус.

— Совет во всём разберётся, — скривил губы Сальвос. — Но если и так, ты виноват не меньше. Это ты возглавлял группу, а не Вергилий.

Глава Дома, наконец, отпустил горло Сахиба и выглянул в окно. Солнце достигло Хрустального Пика, а значит Совет вот-вот начнёт своё заседание.

— Мне пора. Будь готов ко всему… мастер, — последнее слово он выплюнул, словно проглотил паука или что-то, весьма отвратительное на вкус.

Солнце медленно исчезало за горными пиками, и по мере наступления темноты Кион-Тократ приходил во всё большее возбуждение. Токра — ученики и студенты — давно закончили свои тренировки и теперь собирались группами в общем крыле. Слухи циркулировали от одной кучки воинов к другой, разрастаясь и множась. Достоверных сведений было не так уж и много, но одно знали точно: драури вновь объявили им войну. И это означало, что вылазки в Подземье с этого дня становятся невероятно опасными, если не сказать невозможными.

Гул, царивший в зале, на мгновение утих, когда по нему проследовал лорд Диртанис в сопровождении помощника. Спелум Щерба всего лишь два года как стал мастером и сразу же был введён главой Вентар в Совет Четырех Домов. Ходили слухи о том, что между этими двумя имеются интимные отношения, но только самоубийца мог пошутить об этом во всеуслышание. Таковых в Ордене не было.

Вскоре через главный зал общего крыла промчался лорд Зерат, за которым едва поспевал высоченный громила. Лицо мастера Осириса было перекошено от злобы, кулаки сжаты, а из глаз, казалось, вот-вот брызнет огонь. Ученики отшатнулись, чтобы не быть раздавленными, но Осирис их даже не заметил. Все его мысли были заняты предстоящим советом, и одно настойчивое желание пульсировало в голове: вцепиться в горло Ишеямуса и придушить на месте.

Последним в Айбэш-Зу отправился лорд Ураниус. Он шёл в одиночестве, сохраняя на лице маску ледяного спокойствия, словно собирался посетить рядовое совещание. Воины, собравшиеся в общем крыле, почтительно склонили головы, приветствуя главу Мазадорга.

Перед тем, как Сальвос вышел из замка и окунулся в освежающий прохладный воздух, его посетила тревожная мысль: «этот совет будет не из лёгких».

***

Агно Серканис был сокрушен и подавлен. Он даже не вздрогнул, войдя в Зал Смеха. Обычно, крикливые маски, развешенные по стенам этого замечательного зала, выводили его из душевного равновесия. Но только не сегодня. Сейчас его мысли были далеки от происходящего на совете.

В голове наставника без остановки мелькали картины вчерашнего дня. Вот он сражается с двумя темнокожими, не имея возможности прийти на помощь своему воспитаннику. А затем прыжок в воду и безжалостный водоворот, утянувший Покинутых в извилистые тоннели. Когда, наконец, они выбрались из потока, Смилодон был весь синий, а его наставник почти сломлен усталостью и страхом за жизнь мальчика. Хвала Богам, Зерат, узнав о происшествии, отправил на выручку отставшим аж самого мастера Осириса с несколькими студентами Дома Шандикор. Те на руках донесли братьев, нахлебавшихся жидкости, в Лабиринт, откуда они уже попали в Айбэш-Хаурум.



Александр Воронич

Отредактировано: 26.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться