Поющие во Тьме

Глава 23. Агно уходит

Глава 23

Агно уходит

«В своих трудах, пафосно обозванных “Огнём и Хаосом”, я уже обращался к личности, чей образ пугает столь многих в Голубом Рубиконе. Я имею в виду, конечно же, Чудовище Хаоса[1], именуемого также Губителем. Моё пророчество, полученное под влиянием листа Коруса[2], наделало много шума в кругах магов и служителей всех культов. Некоторые даже выступили с критикой в мой адрес, обвинив меня в нагнетании ситуации с целью достижения личных интересов. Впрочем, это не столь важно. Интереснее другое, эти ничтожные критиканы и помыслить не могли, что Губитель уже не раз являлся в наш мир, причём после того, как Сферы Защиты отсекли Рубикон от Туманных Измерений. Так, например, мною доподлинно установлено, что некто Гриффис Сет-Хар, более известный как Ситас Демоноборец, являлся ранним воплощением Губителя. Подобное предположение недавно высказал и Мракорис Теодорский, после чего некоторые профаны от Искусства подняли его на смех»

Тёмный Менестрель, неизвестное

дополнение к «Огню и Хаосу»

— Я повторю, какого Ситаса вы здесь устроили, идиоты?

Даже теперь, когда голос Безликого стал обычным, в ушах Агно всё ещё стоял гул, сотрясающий мышцы и кости.

— Всё нормально, Зерат, — усмехнулся Осирис. — Малыш Агно, кажется, пришел убить тебя. Но вместо этого он встретил меня.

— Это правда, мастер Серканис?

Агно не стал отпираться, не желая прибегать к уловкам лжи.

— Ладно, тогда поднимемся в Зал Для Аудиенций. Там нам будем удобней общаться.

Через пару минут все трое оказались в обозначенном месте, где Зерат Ахарис сразу же занял своё троноподобное кресло.

— Проходи, Агно, — кивнул Зерат и показал пальцем на участок перед креслом, выложенный краснокамнем.

Мастер подчинился и, не пряча глаз, прямо посмотрел в лицо лорда. Точнее, в его маску, в которой увидел собственное отражение, искажённое до неузнаваемости.

— Я слушаю тебя, брат Агно. Поделись своими мыслями и объясни, что ударило тебе в голову. Не каждый, знаешь ли, день на меня планируют покушение.

В тоне Безликого отчётливо слышалась насмешка, и Агно бессильно сжал кулаки.

— Я собирался убить вас и, по возможности, Осириса, для того, чтобы вы оставили моего воспитанника в покое?

— Вот как? — Зерат, очевидно, забавлялся происходящим. — И каким образом мы мешаем твоему воспитаннику? Это очень странное утверждение, ты не находишь, Осирис?

Чернокожий громила согласно кивнул.

— Не держите меня за идиота, — не выдержал мастер. — Я знаю, что вы планируете использовать его в своей грязной игре. И мне не нравится, что Артур для вас всего лишь разменная монета.

— Что? — в голосе Безликого прозвучала ирония. — Разменная монета, говоришь? Ты уверен, что правильно разобрался в ситуации?

Агно какое-то время молчал, а затем с неохотой кивнул:

— Я знаю, кто такой Артур. Он Чудовище Хаоса, воплотившееся в живую плоть. Шестнадцать лет назад вы отправили меня в Арканскую империю, чтобы я привёз из далёкого Криниспана новорожденное дитя. Уже тогда мне показалось странным, что вы смогли вычислить рождение младенца заранее на столь огромном расстоянии. На это неспособны ни маги, ни астрографы.

На лице Осириса отразилась растерянность. Он никак не ожидал, что Агно будет таким откровенным. Тот говорил запретные вещи и при этом невозмутимо смотрел перед собой, являясь воплощением спокойствия. Осирис недовольно поджал губы.

— И это всё? — насмешливо спросил Безликий. — Или что-то ещё вызвало у тебя сомнения?

— Далеко не всё. После того, как я доставил малыша в Кион-Тократ, вы воспользовались правом Второй Руки, но это не решало проблему с магистрами. Я не верил, что вам удастся обвести их вокруг пальца на церемонии Распределения, но вы сделали это. Уже тогда я точно знал, что дело нечисто. Ведь с самого начала Артур обладал сильнейшим магическим даром. Спустя годы во время тренировки он разнёс двеомером каменную стену в щебень. Это произошло случайно, когда я обучал его технике Тау. Тогда я задал себе вопрос: чего сумел бы достичь мой ученик под руководством мага? Страшно даже представить. И тем ни менее магистры, искушённые почти во всех чародейских науках, проглядели такой потенциал на церемонии Распределения. Как это могло случиться? Очевидно, что без вашего участия никак.

— А ты прямолинеен, брат Агно, — Зерат сложил руки на груди. — И это хорошо. Значит, ты с самого начала подозревал меня? И к каким же выводам ты пришёл? — от Зерата ощутимо повеяло морозцем.

Агно хотел отступить на шаг назад, но сдержал порыв слабости.

— После того, как вы велели мне убить Черника, я понял, что он, возможно, был недалёк от истины. Тогда его догадки казались мне безумными, но зато многое объясняли.

— Престарелый хранитель архива не должен был лезть туда, куда его не просят, — усмехнулся Осирис, располагаясь позади Агно.

Мастер даже не оглянулся, вызывая у чернокожего воина чувство ярости.

— Черник предположил, что Смилодон и есть тот самый, чей приход был предсказан Хангой, Тёмным Менестрелем и целым рядом других оракулов. Его истинное имя — Малакат, что в переводе с альварского означает «Несущий Смерть» или, по-нашему, Губитель.



Александр Воронич

Отредактировано: 26.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться