Поздняя осень

Размер шрифта: - +

***

***

- считай это бонусом, мне например никто помощника не предлагал. – пыталась успокоить сестру Мирка, поедая овощной салат в кафе неподалеку от центра.

- к черту бонус. Мало того, что я едва понимаю современное искусство, так еще и подросток в придачу. – злилась Ева, ей хватило сегодняшнего пробуждения, чтобы понять, что парень скорее будет ей мешать, чем помогать.

- подумай о Бланке, она уже не знает, что с ним делать. Она школу посещает наверно чаще, чем он. А это идеальный для нее выход: и тебе помощь и за ним присмотр.

- не припомню, чтобы соглашалась на стажировку няни. – Мирка сделала недовольную гримасу, и Ева поспешила сменить тему.

Едва забыв о навязанном ей помощнике, обед закончился и пришлось возвращаться в центр.

Мирка сразу убежала по делам, а Ева, перейдя дорогу, увидела Луциана ожидающего ее у входа.

- итак, проясним ситуацию. Я помощника не просила. Проблемы не нужны ни тебе, ни мне. Я спокойно выполняю свою работу, ты не мешаешь, понял? – высказалась Ева, подойдя к довольно высокому парню.

Серьезно и чего он такой высокий, она едва достигала его плеч?

Парень усмехнулся от резкости девушки, но она ничуть не смутилась. Она все правильно сказала, в конце концов - она старше, а старших надо слушаться.

- я хотел сказать что-то похожее, но у тебя получилось лучше. – улыбнулся Луциан и подойдя к дороге махнул рукой – такси. – громкий свист и уже через минуту около них остановилась машина. – после дамы. – открыв дверь парень широко улыбнулся. А вот улыбка у него довольно милая.

Неужели за обедом вселенная перевернулась?

Или он воспринимает только резкость?

Вздернув носик, девушка хотела было уже сесть в машину, как Луциан резким движение опередил ее, отомстив за утро.

- вот же гадство. – ругнулась по-русски Ева и села в машину. – Уяздовский 7/1, пожалуйста. – сообщила она таксисту, вычитав этот адрес из тех, что дала ей Бланка.

В чем же заключалась работа Евы?

Она должна была просмотреть работы художников, которых дала ей Бланка. Написать рецензию, дать оценку и сравнительный анализ произведений искусства, а после предоставить отчет Бланке, которая выберет одного - чьи работы будут выставлены в центре через 3 недели.

Работа не пыльная, но довольно сложная, быть оценщиком всегда очень трудно, учитывая, что любому искусству сложно давать оценку. Приходиться равняться только на классику и на стандарты, которые девушка знала, как никто другой, именно поэтому Бланка выбрал ее.

Ева была одной из немногих, кто почитал и прекрасно знал классическое искусство.

Но вот к современному, девушка относилась равнодушно, в большей степени, потому что либо его не понимала, либо постоянно сравнивала с мировыми шедеврами.

Ева считала, что искусство уже мертво. Все, самое прекрасное уже написано, вырезано, высечено, построено, все остальное поделки, копии и чаще всего неудачные.

Пикассо как то сказал: «Хороший художник – копирует, а великий художник – ворует», что ж с этим выражением Ева была полностью согласна, оно так же прекрасно подходило к работам Януша Половского.

Его мастерская (а скорее комнатушка) напоминала девушки годы учебы. В таких, она бывала не раз, когда проходила практику.

Что Россия что Польша, а художники по-прежнему выбирают маленькое тесное пространство, где могут слиться со своими творениями.

Сам Януш выглядел, как типичный представитель изобразительного искусства; перепачканный краской, едва ли принимал ванну на этой недели, и совершенно отстранённый от внешнего мира.

Встретив их, Януш тут же вернулся к хосту, не обращая на гостей внимание.

Его работы были не плохими, и девушка немного расслабилась. Конечно, в них не было ничего нового, скорее хорошо замаскированное старое.

Но поражали девушку: сложные переходящие линии, удачно подобранные тона, плавне мазки, и хоть это был чистый авангард11 , который девушка недолюбливала, она не могла не восхититься техникой.

Она шустро стала делать наброски в свой блокнот, пока Луциан не отходил от картин, рассматривая их с умным видом.

Это позабавило Еву, было похоже, будто он что-то понимает и разбирается в этом. После внимательного изучения, он подошел к художнику и завел с ним разговор.

Ева была столь занята отчетом, что не слышала то, о чем они говорили, но иногда поднимая на них взгляд, девушка была поражена, как подростку удалось привлечь внимание столь отчужденного художника.

И Ева впервые задумалась, кто же этот подросток на самом деле?

Луциан выполнил требование Евы и действительно не мешал ей.

Даже помог, вечером, когда нужно было написать отчет, он предложил набрать текст.

Может это действительно удачный бонус?

 

- ты уже не спишь, вставай. – слышала она голос Луциана, он настойчиво вот уже третий день будил ее каждое утро.

И знайте что, она привыкла к этому, даже стала просыпаться раньше, чем он придет и неосознанно ждать, когда его уже сломанный хрипловатый голос начнет ее будить.

В душе улыбнувшись, она недовольно распахнула глаза и увидела, как всегда склоняющегося над ней подростка в темном одеянии.

Луциан порой доводил ее до бешенства: то своими подколами, то дерзостью, от чего приходилось бороться с эмоциями. Но в тоже время он был ненадоедлив и исполнителен.

Успев даже позавтракать, они отправились по очередному адресу.

- это же экспрессия. Выражение души. Ваше поколение совершенно не понимает всю тонкость этого искусства. – помпезно выражал недовольство Артур Кох, который по возрасту едва ли отличался от Евы, чтобы говорить о разных поколениях.

Едва Ева вошла в мастерскую, она захотела развернуться и убежать, как можно дальше, но Луциан придержал ее, попросив остаться и все же сделать свою работу.



Юлия Федотова

Отредактировано: 24.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: