Пожиратели костей

Font size: - +

Глава 14. Продолжение кошмара

Тишина.

- Ну? - технолог непонимающе уставился на головоломку.

Сердце мага больно ударилось о рёбра.

- Ну? - нахмурился Франк.

Миг - и головоломка щёлкнула, разложилась точно апельсин, разрезанный на дольки.

- Э-э... - только и сказал карлик.

Оборотень заморгал как сыч.

- Дурацкая игрушка, - ругнулся волшебник.

- Э-э-э...

Маг и Клык переглянулись. И одновременно пожали плечами.

Чуть не плачущий технолог смотрел на «дурацкую игрушку» и бормотал:

- Я ошибся в иероглифах... Нужно сложить иным образом... Шар... Шар с другими письменами...

- Да брось ты эту затею глупую, - ложась, предложил Ансельм.

- Никакая она не глупая! - огрызнулся Франк. - Я почти... почти разгадал тайну артефакта.

- Ничего ты не разгадал.

- Ага, - поддакнул оборотень.

Карлик осмотрел приятелей и напомнил:

- Разве я не говорил вам, что должен получиться шар? Я был прав. Только вот малость в иероглифах прокололся.

Маг хмыкнул. А ведь технолог и впрямь раньше зудел о шаре. Лоб волшебника собрался морщинками. Что это за головоломка? Простая игрушка или же артефакт тысячелетней давности? Очередной вопрос окончательно уморил Ансельма. Одеяло дрёмы накрыло молодого мага...

Сновидение поражает реалистичностью. Волшебник отчётливо ощущает зловоние затянутого туманом болота. Гниение плоти буро-зелёной трясины смешивается с дурманящим запахом растущего повсюду багульника. Тошнота в груди Ансельма. Вот-вот - и кусочки полупереваренной пищи усеют трясину. Омерзительно жутко. Нависающие низко, лохматые тучи напоминают о визите в Северную Башню. Мурашки страха бегут по спине.

- Помоги-ите-е-е! - хрипло и булькая закричало.

Сердце волшебника застучало гулко.

- Помо... - слово оборвалось на середине.

Ни звука. Под плащ дрожащего Ансельма забирается холодок.

Маг выровнял дыхание. Взор опустился. Два кинжала - кислотный и ледяной - на поясе. С ними увереннее.

Смахнув со лба пот, волшебник зашагал туда, откуда долетал призыв о помощи. Надо спасти попавшего в беду.

Под красными сапожками Ансельма чавкает жижа. Трясина как пиявка присасывается к подошвам. Мага не остановить. Порой нога по щиколотку проваливается. Стиснув зубы, волшебник идёт вперёд.

На глаза попадаются лужицы мутной воды. Осока и чахлый камыш переплелись будто любовники. Кисельная дымка полотнищами стелется низко и рваными клочьями соединяется с тучами. Смрад. Ансельму начинает казаться, что угодил на банкет зомби, воняющих гнилью и экскрементами. Борьба с тошнотой отбирает все силы.

Справа взвилось бурое щупальце. Оно подобно плети пронеслось над пригнувшимся магом. Щёлк!

Кислотный кинжал обрёл свободу и резанул по вновь атакующему щупальцу. Отсечённый кусок плюхнулся в лужицу и конвульсивно задёргался. Укороченное щупальце вяло опало, поползло восвояси.

Волшебник побежал.

Два батога гниющей плоти жиганули. Ансельму глубоко распороло левое плечо и обожгло правое бедро. Застонавший маг присел.

Щупальца собирались добить жертву.

Ледяной клинок выскользнул из ножен и вместе со своим собратом, кислотным, рубанул по бурым отросткам. Изморозь вмиг покрыла щупальце. Оно упало в жижу и с треском раскололось на мелкие кусочки. Кислота зашипела на болотном хлысте. Парень метнулся прочь.

Под ногами чавкала топь. Во все стороны летели комья грязи. Сердце улепётывающего Ансельма настойчиво билось в частокол рёбер. Воображение рисовало всё новые и новые щупальца, жаждущие поквитаться с юношей.

Маг не знал, как долго бежал.

В печень будто раскалённый шампур вогнали. Ансельм, рыча, рухнул в тину. Во все стороны брызнули зловонные капли. От боли помутнело перед глазами.

Он с трудом приподнялся на колено. Дышал часто, давясь болотным смрадом. Одежда промокла до нитки. На лбу прорезались морщинки. Пальцы крепко стискивали черенки кинжалов.

- Помоги-ите!!! - всё тот же крик прозвучал близко.

Волшебник вздрогнул. Выходит, не зря спешил на подмогу. Незнакомец всё ещё жив.

- Помо... - и вновь оборвалось.

Ансельму это не понравилось. А вдруг кто-то попросту насмехается?

И всё же маг пошёл.

Пот обжигал лицо, спину. До боли колотилось сердце. Позади что-то чавкало.

Кислотный кинжал волшебник держал обратным хватом, ледяной - прямым. Оглядывался - и видел лишь сплошную стену тумана.

На каждый шаг дважды било сердце, гулко и резко.

Впереди редела молочная дымка. Лохмотья пелены падали в топь и съёживались.



Сергей Волк

Edited: 21.05.2017

Add to Library


Complain