Пожиратели костей

Font size: - +

Глава 22. Дороги Латории

На удивление Ансельма, путешествие в Ирриону проходило без эксцессов. Во всяком случае, он опасался конфликтов между Франком и Багдассаром не меньше, чем Пожирателей. Жуки не давали о себе знать, а колоритная парочка предпочитала отмалчиваться и думать о чём-то своём.

Только в деревушках седобородый чародей демонстрировал бойкий норов. Когда твердолобые селяне не желали слушать о Пожирателях и покидать дома, Багдассар сменял своё дежурное «уважаемые» на «олухи», грозил кислотным кинжалом и матерился на зависть Франку.

Раны оборотня быстро затянулись и повеселевший Клык нередко болтал с Хозяином. Они хотели отвлечься от страшных событий, захлестнувших Латорию.

К сожалению, послать весточку в столицу не получалось. В деревушках отродясь не было голубиной почты. А парня, пообещавшего за золотишко на двое суток раньше прискакать в столицу, на следующий вечер нашли у дороги со свёрнутой шеей и без сапог. С того дня от помощи посыльных странники решили отказаться.

Первый инцидент поджидал во время остановки в трактире с необычным названием «Карась - не рыба» на северном берегу Искристого Озера. Подвыпивший детина с кулачищами в сырную головку назвал Ансельма «рыжей тряпкой» и уж было засадил ему в ухо, но вмешался Клык. Увы, поломанная рука не остановила пьяницу. Оборотню пришлось табуретом двинуть задиру по башке. Владелец заведения - тот самый Карась, пучеглазый толстяк - приказал вышибале выбросить вон лишившегося сознания смутьяна.

На следующее утро Карась порадовал Багдассара. «Вот молодец», - не уставал хвалить седобородый чародей, глядя как трактирщик руководит эвакуацией. Жадный Карась забирал всё, даже приказал шпалеры со стен ободрать.

Путники запаслись провизией и из двух примерно одинаковых дорог выбрали левую, восточный берег Искристого Озера.

Следующий постоялый двор без названия выглядел куда хуже «Карася - не рыбы». В прокуренном обеденном зале заглушал горе вином ушлого вида торгаш из Клэстиса. Далёкий от сострадания Франк совсем некстати вспомнил, что он мужчина и потребовал у хозяина заведения бабу. Деловитый трактирщик за жестяную коробочку пороха сбагрил технологу приёмную дочь. Впрочем, и она, и трактирщик рябые и широки в кости. За стеной под скрип кровати как паровой котёл пыхтел коротышка, совершенно не думая о подозрительном сходстве. «Получит трактирщик единокровных внучков, рябых карликов», - морщась, приговаривал Багдассар. В прогнозах ошибся. Едва съехали с постоялого двора, рвануло так, что Франка с козел сорвало. На месте трактира курился столб чёрного дыма. Коротышка, знамо дело, похвалил свой «экспериментальный порох», сплёвывая кровь. Ансельм же в который раз вспомнил покушение чёрных технологов в «Пьяном Борове». С той поры, казалось, миновала вечность.

Самой большой неприятностью ночёвок у костра был жабий хор. «Песнопения» вкрай не понравились карлику. Он стращал квакушек, мол, выпадет у меня свободный денёк, обязательно придумаю порошок «Жабья смерть». На свою беду, Клык полюбопытствовал, что же это такое. Улыбнувшийся технолог высыпал на очумевшего оборотня ведро мудрёных терминов. Багдассар заметил ненароком: «Слушать кваканье приятнее, чем никому не нужные, заумные пояснения технаря». Франк долго не думал, взял и плюнул главе Совета магов прямо в лицо. Не вмешайся Клык, то эта парочка разорвала бы друг друга. Лишь любимая головоломка из стали и дерева отвлекла карлика от дальнейшей перебранки. Ансельм со скепсисом поглядывал на «артефакт», признавая, однако, что от того есть хоть какой-то прок. И всё же успокоительный эффект игрушки непродолжительный. Так и не сумев собрать её, взъярённый технолог выхватил из костра ветку и чуть не поджёг Багдассару бороду. Оборотень еле-еле оттащил брыкающегося Франка, слегка порвав ему жилет. Очевидно, гибель металлического скорпиона вконец повредила психику карлика. Ансельм решил приглядывать за ним. В голову закрадывалось: «А не забрать ли у Франка снайперку?»

Технолог будто прочитал мысль Юнца или просто понял: был не прав. Следующие несколько дней коротышка провёл в молчании. О себе напоминал чавканьем за едой.

Искристое Озеро осталось позади. Никаких проблем не принесло. Разве что непоседливый Франк промочил ноги и нахлебался воды, ловя руками ерша.

Перед глазами раскинулся лес. Всего пять-шесть часов скачки - и странники увидят столицу. Как и рассчитывали: путь из Клэстиса в Ирриону занял неделю.

Ведомая Франком карета заколесила по лесной дороге. Над головой в листве дубов щебетали птицы. Им подпевал ветерок. В кустах молочая шебаршился барсук. Утомлённый поездкой Багдассар задремал. В его-то возрасте такое путешествие, да ещё и соседствуя с технарём, дело нелёгкое.

Ансельм посматривал в окошко. Красота природы не сумела отвлечь его от тяжких дум. Двадцатитысячная армия короля Альберта это, конечно, сила. Но ведь юноша уже видел, на что способны Пожиратели. Их несметные полчища попросту сметут с лица земли белокаменную красавицу Ирриону. И куда потом удирать? Прямиком к Стене? К номадам? Столь не радужные перспективы холодили кровь. Как же остановить жуков? Как? Жуткие картины штурма Клэстиса снова и снова проносились перед молодым магом.

Мурашки пробежали по спине Ансельма. А не мог ли Франк быть как-то причастен к появлению Пожирателей? Вдруг его тайник в Белоречье хранил ответ на этот вопрос? Предположим, свихнувшийся изобретатель проводил какой-то эксперимент, в результате которого и появились жуки. Не потому ли живой легенде не доверяли коллеги по Гильдии? Не потому ли карлик заявлял, что у чёрных технологов есть все основания убить его? Знал ли Франк на что обрекает человечество? Если «да», то почему решился? Ансельм замотал головой. «Я уже, похоже, признал его вину, - сказал он самому себе. - Нет, нельзя так, нельзя...» А какую роль играет во всём этом послание из Старой Южной Башни? Загадки так и оставались без ответов...



Сергей Волк

Edited: 21.05.2017

Add to Library


Complain