Позвони мне, позвони!

Размер шрифта: - +

Глава седьмая

* * *

 

Киму снились драконы. Почему-то во сне он знал, что это сон, но снящиеся драконы были совершенно правильными. Они резвились в небе и были невыразимо прекрасными. Ким подумал, что, когда проснется, надо обязательно спросить у Иоанна, есть ли драконы в их мире и какие они. Эти, во сне, были разноцветными. Самым большим был антрацитово-черный дракон. Он летал чуть выше остальных и следил, чтобы те не очень шалили. Драконы поменьше играли в салочки. Почему-то все очень старались поймать самого маленького льдисто-белого дракончика, но тот был вертким и все время успевал удрать. Во сне Ким знал, что ему нужно куда-то идти по желтой песчаной дороге, но вместо этого он лежал на спине, на обочине и любовался на играющих драконов.

Вдруг драконы сорвались с места и унеслись куда-то, словно стая перепуганных попугайчиков. Ким посмотрел им вслед и снова увидел дорогу. Он встал и пошел по ней. Впереди широкими жабьими прыжками скакала девочка Шурочка. Ей было весело, и она хотела догнать драконов.

Но тут дорога свернула, и за поворотом они увидели высокую черную башню. Разноцветные дракончики облепили всю ее крышу. Они шипели и плевались огнем, словно не хотели подпускать людей. Шурочка испугалась и бросилась бежать. Не от драконов. От башни. Ким это знал доподлинно. Наяву она точно так же бросилась бежать от высоковольтной вышки. А драконы продолжали шипеть на Кима, стараясь его прогнать.

Вдруг маленький белый дракончик спланировал вниз и, повернувшись к Киму спиной, что-то агрессивно застрекотал своим сородичам. Остальные не остались в долгу и зашумели пуще прежнего, потом сорвались с башни и пестрой стайкой умчались прочь. И только большой черный дракон все это время парил в небе, продолжая наблюдать за происходящим с высоты.

Когда Ким проснулся, он подумал, что, хоть Иоанн и не провидец, он должен знать, к чему снятся драконы. За окном было еще темно, но из кухни уже доносились аппетитные запахи и позвякивание посуды.

Наскоро приняв душ, Ким натянул свежие рубашку и джинсы и босиком пошлепал вниз.

На кухне царила идиллия. Большая деревянная ложка что-то весело помешивала в кастрюле, сковородка подпрыгивала, переворачивая блинчики и подставляя дно поварешке, наливавшей в нее тесто. Шушха, обняв двумя руками большую керамическую чашку, с интересом читала какую-то толстенную книгу. Иоанн сидел за столом и просматривал что-то в своем ноуте.

- Доброе утро, - поздоровался Ким.

- Доброе, доброе, - улыбнулся Иоанн, а девчонка, пробормотав что-то невнятное, спряталась за книгу. - Я смотрю, у вас немота заразная. Вчера ты говорить отказывался, сегодня Шурочка молчит. А я у нее только спросил, почему она от тебя убежала.

- Не от меня, - махнул рукой Ким, все еще не избавившийся от волшебного послевкусия странного сна. - Иоанн, ты мне лучше скажи, к чему снятся драконы?

- Драконы? Драконы не снятся. Никогда и никому.

- Как это? Мне же снились, - ощетинился от такой безапелляционности Ким.

- Да это, наверное, тебе фантазии твои собственные снились, а не драконы, отмахнулся маг.

- Да нет, вполне такие внушительные, чешуйчатые, разноцветные. Очень красивые. Я еще во сне подумал, что это правильные драконы, - Ким прошел к плите и, налив себе кофе, повернулся к волшебнику.

Иоанн отодвинул компьютер и теперь молча разглядывал Кима.

- Что-то не так? – не выдержал тот.

- Не знаю, - как-то напряженно ответил волшебник. - Рассказывай.

- Что?

- Ну, этот твой сон. Или ты не помнишь?

Киму почему-то показалось, что в последнем вопросе прозвучала надежда.

- Да нет, - пожал он плечами, - наоборот, очень хорошо помню. Яркий такой сон, подробный.

- Я слушаю.

Ким начал рассказывать, как лежал на траве, на обочине, а в небе кружили драконы, но маг почти сразу перебил его. Он потребовал подробного описания количества и цветовой гаммы приснившихся чудовищ. Впрочем, какие они чудовища?! Такая красота первозданная! Едва начав вдаваться в подробности, Ким понял, что разноцветные драконы все время сменяли друг друга. Только черный гигант и белый малыш постоянно оставались в поле его зрения. А цвета удивительных существ почему-то все время ассоциировались с драгоценными камнями и самоцветами, на худой конец с металлами. Бирюзовый, изумрудный, яшмовый, рубиновый, аметистовый, янтарный, бронзовый, сапфировый, стальной, медный, нефритовый, топазовый. Теперь Ким начал понимать, сколько же их промелькнуло перед его мысленным взором.

По мере того, как Ким перечислял всех увиденных и почему-то так хорошо запомнившихся драконов, Иоанн все больше мрачнел. И лишь когда рассказ подошел к концу, и волшебник услышал, как льдистый дракончик загородил собой Кима от сородичей, он немного расслабился.

- А черный только наблюдал? – уточнил он.

- Да, сверху.

- И не вмешивался? Не проявлял агрессии по отношению к тебе или к белому?

- Нет-нет! – Ким улыбнулся воспоминанию о странном видении. - Мне даже показалось, что он присматривал, как бы остальные не разыгрались и не слишком обидели маленького. Да и потом, когда все улетели, он больше косил на меня, вроде как проверял, не собираюсь ли я что-то плохое сделать белому дракончику.

- А ты?

- Что я?

- Что ты почувствовал?

- Восторг. Понимаешь, Иоанн, они были такие красивые! А когда белый спустился, мне очень хотелось его погладить, но...

- Испугался? – усмехнулся маг.

- Знаешь, нет, - Ким покачал годовой и снова улыбнулся. - Просто показалось... что это будет как-то неуважительно. Это он в небе был маленьким, а на земле – эдакая махина с десяток двухэтажных «икарусов» ростом.

- Ясно... – волшебник надолго о чем-то задумался.

- Эй, - не выдержал Ким, - может быть, объяснишь, что мне такого приснилось?



Варвара Кислинская

Отредактировано: 24.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться