Позвони мне, позвони!

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

* * *

 

Девяносто процентов студентов за все время обучения в Университете ни разу не попадают в кабинет Ректора. Девяносто процентов рядовых сотрудников попадают в кабинет Ректора один единственный раз при приеме на работу. Заведующие кафедрами и деканы факультетов попадают сюда в среднем ежемесячно на плановые собрания. И никто не горит желанием попасть сюда лишний раз, а тем более по вызову.

Для нас с Юноной захлопнувшаяся за нашими спинами дверь ужасного кабинета стала спасением. Мы наконец-то остались одни. Ну, не совсем одни. Фантом королевы Аквы по-прежнему сидел у меня на плече.

Сквозь стену, как и положено секретарю, вошла Одетта и расставила на маленьком столике чашки с чаем и печенье. Улыбнулась нам ободряюще и снова ушла.

- Ваше Величество, а фантомы едят печенье? – весело поинтересовалась Юнона.

Дракончик фыркнул и, перепорхнув на стол, принялся поглощать сладкое, косясь на нас насмешливым аквамариновым глазом.

В отличие от своих резвящихся спутниц, я все еще прибывала в шоке от того бардака, который мы умудрились устроить на совещании двух Советов. Нет, я, конечно, предполагала, что сообщение о контакте с параллельным миром вызовет бурю эмоций у высокого собрания, но такого...

Я покосилась на фантом. Хотя, что это за фантом, если он имеет вес и лопает печенье?

- Ваше величество, как вы это делаете? – словно прочитав мои мысли, поинтересовалась Юнона. - Как фантом может есть?

- Она – не фантом. Она – часть моей сущности, как духовной, так и физической. Или, чтобы было понятнее, что-то вроде части тела. Ее сознание – это мое сознание. Ее действия – мои, - объяснил дракончик мелодичным голосом.

Это были первые слова королевы Аквы, обращенные к нам. Было несколько странно слышать, как фантом говорит о себе в третьем лице. Но ведь и я не имею привычку вести беседу от имени своей руки или ноги.

- Здорово! – воскликнула подружка. В отличие от меня, она явно уже успела переварить последние события, расслабиться и начать получать от жизни удовольствие, - и как далеко ваша м-м... часть тела может от вас находиться?

Нет, она вообще когда-нибудь угомонится?!

- Как угодно далеко, - фыркнула королева, - расстояние не имеет значения.

- А что имеет?

- Почти ничего.

- А белая зона?

- Тоже.

Я поняла, что Юнону понесло, и пыталась знаками дать ей понять, что не стоит перегибать палку со своим любопытством, но подружка не видела, или делала вид, что не видит. Мне же совершенно не хотелось испытывать терпение королевы Аквы. Сам факт того, что в данный момент она, вроде бы, была на нашей стороне, тоже не вселял в меня уверенности. В конце концов, драконье вето пока распространилось только на состав экспедиции, хотя королева и вызвалась лично принять в ней участие. В другой ситуации я бы порадовалась покровительству матери-основательницы, но после всех перипетий сегодняшней сумасшедшей ночи мне меньше всего хотелось участия дракона еще и в моей личной жизни. Если она у меня есть. Или будет. Но ведь надежда умирает последней, не так ли?

Я откинула голову на спинку кресла и в пол уха слушала, как королева Аква отмахивается от назойливых вопросов моей подруги все более и более односложными ответами. Дракон явно не был расположен проводить пресс-конференцию на отвлеченные темы. Юнона рисковала сильно нарваться.

Если честно, мне было уже все равно. Я вдруг поняла, что смертельно устала. Больше всего на свете мне хотелось остаться одной. Совсем одной. Где-нибудь, где даже Великая и Всезнающая не смогла бы до меня добраться. В белой зоне, например. Просто молчать. И ничего не слышать. Не думать о последствиях и ответственности, не беспокоиться о предстоящих конфликтах и выяснениях отношений, грехах, преступлениях, заслугах, перспективах. Не анализировать. Перестать контролировать себя. Перестать держать лицо. Не играть роль, ни выбранную самостоятельно, ни тем более кем-то навязанную. Быть самой собой. И мечтать о Киме. А лучше – быть с ним. Ощутить тепло его рук. И расслабиться, потому, что попала домой. Туда, где я должна быть. Именно там, с ним.

Я почти чувствовала это тепло. Чувствовала под щекой ребристую ткань легкого свитера и тяжесть его подбородка у меня на макушке, как раскаляется моя кожа под его ладонями, как его дыхание шевелит мне волосы за ухом. Я растворялась в нем. Мы становились одним целым. Мы были им.

Я любила его. Здесь и сейчас я осознала это и, осознав, приняла, как дар. И мне было все равно, что это нелепо и невозможно, что с точки зрения моих реалий его просто нет. Я его любила. До головокружения. До потери дыхания. До слез. Я готова была умереть за это. Я готова была ради этого жить. Все остальное не имело значения.

Не знаю, что именно вывело меня из этого транса, но очнулась я полная уверенности, что еще увижу любимого человека, чего бы мне это ни стоило. Пару секунд я позволила себе переваривать эту возникшую ниоткуда уверенность, а потом открыла глаза.

И встретилась взглядом с драконом. Нос к носу. Я не заорала. Я даже не испугалась. Блаженная эйфория все еще наполняла меня искристыми пузырьками. И я... улыбнулась. И увидела, как дракон улыбнулся мне в ответ!!!

Вот тут и вправду в пору было бы заорать, но в этой улыбке... Не знаю, можно ли это объяснить. Наверное, у всех так бывало, когда видя на улице какую-нибудь смешную или трогательную сценку, вы переглядываетесь с незнакомым прохожим и понимаете друг друга без слов. Так вот, мы видели одно и то же. Точнее, она видела то, что видела я. И чувствовала. И поняла. А еще она была женщиной. Возможно, в значительно большей степени, чем я. И она была любовью. Она знала и хранила в памяти всю любовь этого мира, начиная с Творца Неназываемого. И дорожила ей. И она была на моей стороне. В этом.



Варвара Кислинская

Отредактировано: 24.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться