Позывной "Мичман"

Размер шрифта: - +

Глава 13

              Они расселись в трёх креслах, расположенных на ГКП. Причём вырастив третье кресло, Варг предупредил, что больше «мебели» в кабине он сформировать уже не сможет, так как ГКП относится к основным корпусным конструкциям и его возможности по трансформированию сильно ограничены.

- Экипажу приготовиться к взлёту, - проинформировал Варг. – Добро?

Это уже относилось к Петровичу, и тот махнул рукой. Всё время пребывания на корабле Коробовский так крутил головой, что Коротков начал беспокоится, как бы она не открутилась совсем. Сергея и Варга, конечно же, сразу представили друг другу, как только они зашли на корабль, но капитан пока что так и не привык к голосу с потолка.

Петрович, надеясь, что никто не заметит, закрыл глаза. Ничего не происходило. Коротков аккуратно приоткрыл один глаз. Что-то изменилось. На обзорном экране уже не было видно палаточного лагеря и синей стены леса. Вокруг простирался незнакомый бескрайний синий луг, колыхающийся на ветру.

- Где это мы? – спросил Петрович, поглядев на спутников.

Но те, казалось, его не слышат. Они сидели в креслах, вцепившись в подлокотники и уставившись в экран.

- Летим. На высоте три тысячи метров, - равнодушно доложил Варг.

- А почему я ничего не чувствую и почему я вижу траву под нами?

- Не чувствуешь потому что во время взлёта и ускорения я включал компенсаторы перегрузок, хотя перегрузок при таких ускорениях и так бы не было. А насчёт травы присмотрись повнимательней.

Коротков последовал совету корабля и обомлел. То, что ему показалось травой, качающейся на ветру, оказалось лесом, в похожем на который, они однажды рубили дрова. Он тогда предположил, что это не деревья, а гигантская трава и, оказывается, был прав! И с высоты нескольких километров это именно и выглядело, как луг на ветру.

- Вот это да! – восторженно произнёс неожиданно отмерший Коробовский.

- Ага! – не менее восторженно отозвался Кабичев.

Казалось, что синие заросли покрывают всю планету. «А ведь я не испытываю никаких отрицательных ощущений!» - про себя подумал старший мичман.

- Конечно, никаких, - раздался в голове голос Варга, от которого Петрович вздрогнул и если бы не удерживающие ремни, упал бы на палубу.

- Ты как это делаешь? – спросил вслух Коротков, отчего его попутчики уставились на него в недоумении.

- А что я зря тебе усилитель в голову «вставил»?! – опять произнёс голос в голове.

- Понятно, - ответил Петрович.

- Смотрите! – раздался возглас капитана. – Просека!

Коробовский, всё-таки, был среди них единственным профессиональным военным, по крайней мере, сухопутным, поэтому по привычке замечал всё, что могло служить ориентирами на местности или выделялось из общего фона.

- Где? – одновременно спросили и Коротков и Кабичев.

- Вон, - и капитан показал рукой.

Действительно посреди синих зарослей тянулась полоса, где трава отсутствовала. С такой высоты детали рассмотреть было невозможно. Неожиданно Петрович вспомнил свой эксперимент со зрением с помощью корабля. Он попробовал «протянуть» глаза к объекту наблюдения. Кабина исчезла, и он уже смотрел на просеку совсем близко. Оказывается, деревья были не вырублены, как обычно бывает на земных просеках, а примяты. И сама просека начиналась и заканчивалась огромными пещерами, уходящими вглубь земли.

- Всего-то гусеница проползла, - раздался голос корабля.

- И всего-то! – огорчился Руслан, который уже представлял себе контакт с инопланетянами, рубящими просеку.

- Кто?! – спросил побледневший капитан. – Гусеница?! А какого она тогда размера?!

- Что-то я об этом не подумал! – заикающимся голосом произнёс Руслан.

- Знаете, - продолжил свои размышления Варг, - ваш вид вообще один из уникальных. Дело в том, что девяносто процентов разумных рас во вселенной – это насекомые. Теплокровные развиваются очень редко. Слишком индивидуальны и, как бы это сказать помягче, уязвимы что ли, для воздействия окружающей среды.

Все минуту помолчали, обдумывая услышанное.

- Варг, а как выглядят те, кто нас нанял? И кто создал тебя?

- Эта информация не подлежит разглашению за исключением лиц старшего офицерского состава, - абсолютно лишённым эмоций голосом произнёс корабль.

При этом Коробовский так заинтересованно посмотрел вверх, откуда раздавался голос корабля, что было понятно, что для него это тоже тайна за семью печатями.

Петрович же, слушавший разговор вполуха, решил не вмешиваться, хотя прекрасно знал после обмена сознанием, как выглядят работодатели и строители корабля. Про себя же подумал, что было бы забавно посмотреть на лица Коробовского и Кабичева, если бы им рассказать о том, что хозяева на спинку кресла обычно опирались не спинами, а животами.

- А почему мы таких гусениц никогда рядом с лагерем не видели? – не унимался молодой старпом.



Александр Кондратьев

Отредактировано: 10.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться